Поиск по сайту

Регистрация/Вход


Быстро и удобно!

Персоны онлайн

Никакой

Gogle Translate

English French German Italian Portuguese Russian Spanish
 

Самый быстрый способ найти художника на сайте

 
 

Японский художник Сэссон

Павел Ин Автор:
Павел Ин


Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 
Картины известных художников - Искусство Востока
02.04.2013 09:38

 

Японский художник Сэссон (1504-1589) заявлял себя учеником великого Сэссю и в своем творческом имени использовал иероглиф сэ- цу, дабы выразить духовную преемственность с ним. Однако Сэссю умер, когда Сэссону было всего два года, поэтому ни о каком ученичестве в прямом смысле не может быть и речи. Дело было в верности художественной системе Сэссю в то время, когда в японской живописи стали все более заметно проявляться иные стилевые тенденции. Но Сэссон почти всю жизнь провел в маленьких городках и селеньях на северо- востоке страны (его имя и означает «Снежная деревушка») и был практически не затронут новейшими столичными вея­ниями. Со Снежным Кораблем (Сэссю) его роднят не только сугубо формальные приемы ремесла, но и общие умонастрое­ния, стремление в своем творчестве выразить девственно снеж­ную чистоту духа, не отягощенного житейским и суетным.

Подобно Сэссю, Сэссон был монахом. В дзэнский монастырь он пришел после того, как его отец, принадлежавший саму­райскому клану Сатакэ, влиятельному и могущественному в своих краях, назначил наследником сводного брата Сэс- сона. Монастыри в средневековой Японии были существен­ной частью социального устройства. В них стекались те, кто по каким-либо причинам не мог вести жизнь воина или при­дворного, часто монахами становились младшие сыновья са­мурайских домов. Сэссон, как и все подобные ему, стал на­зываться «сюккэ» — «ушедший из рода». Это общее мона­шеское прозвание означает не столько то, что отныне для него стали единственно важными дела божественные, а не семей­ные, но и то, что на помощь рода в поддержании существова­ния рассчитывать ему больше не приходилось. А в дзэнском монастыре новоприбывшего обучали главным образом не от­влеченной догматике и запредельной премудрости, но давали сумму практических навыков того, как можно сохранить ясность и стойкость духа в жестоких условиях бедной, разди­раемой кровавыми смутами стране. Дзэнское учение отводило священному писанию и религиозным службам второстепен­ную роль. Невыразимые словами откровения Будды считалось невозможным передать прямо, на них можно было намекнуть, указать, используя так называемые «благородные уловки». Этими уловками были искусства — живопись, поэзия, театр — которые, воздействуя эмфатически и эстетически, условно говоря, «пробуждали чувства добрые» и, пользуясь словом Конфуция, «выпрямляли» прикасавшегося к ним. Поэтому дзэнские монастыри были не столько богословскими центра­ми, сколько очагами образованности и изящных искусств. Писать картины почиталось занятием, приближающим к про­светлению. Однако отметим и другой момент — будучи душе­полезным промыслом, живопись выступала еще в качестве ремесла, служила художнику источником необходимого до­хода. Так, Сэссон в молодые годы зарабатывал на жизнь про­дажей расписанных им вееров. Занятие это было довольно традиционным для большинства художников средневековой Японии. Важность веера как этикетной детали костюма обу­словила массовый спрос на эту художественно-декоративную продукцию. Самые значительные мастера, не исключая Сэссю, занимались росписью вееров. А монах Иккю (сын императора, живописец, поэт, каллиграф, мастер чая и сада и т. д. — лич­ность легендарная и наиболее характерная как тип средне­векового художника) даже назвал одну из своих келий Бай- сэн-ин — «Обитель вееров на продажу».

Сэссон не остался в стенах монастыря на всю жизнь. Утвер­дившись духовно и освоив ремесло, он стал вести жизнь стран­ствующего художника в монашеской рясе. Передвижения художника охватывали северо-восток острова Хонсю — про­винцию Хитати, где он родился в городке Ота, и вокруг. К югу дальше города Камакура, бывшего в предшествующую эпоху ставкой военных правителей, Сэссон не заходил.

Довольно рано Сэссон получил известность в округе. В 1542 году он написал небольшой трактат о живописи, где в форме наставлений ученикам выражал свои идеи о живописи. Круг интересующих его проблем вполне традидионен — в трактате подчеркнута важность копирования старых масте­ров, а также необходимость непрестанного изучения натуры. Значительная часть текста отведена Сэссю, по отношению к которому Сэссон употреблял самые почтительные эпитеты. Жанр наставлений ученикам и развернутых ответов на их вопросы был одной из самых распространенных форм писа­ния трактатов, однако можно предположить, что Сэссон ру­ководствовался не только жанровым клише, видимо, уже в это время (ему было 38 лет) у него были ученики. Спустя че­тыре года Сэссон давал уроки живописи главе клана Асино Мориудзи в городе Аидзу. Это свидетельствует о достаточно высоком признании его талантов. Отношения с властями Сэс­сон будет поддерживать до конца жизни, выступая и как ху­дожник, и как просвещенный эксперт, и как ученый монах- философ. Сэссон вел образ жизни довольно деятельный, хотя не стремился быть в центре и слыл отшельником. Имя его час­то появляется в разных дзэнских документах. С 1550 года Сэссон поселился в городе Одавара — замковом городе могу­щественного рода Ходзе, державшего под своим контролем всю округу. Там он преподавал дзэнское учение самому князю Ходзе Удзимаса. При дворе Ходзе — значительном политиче­ском и культурном центре, независимом от Киото, было не­мало просвещенных людей, в том числе из столицы. Видимо, Сэссон хотя и звался скромно «заснеженной деревней», мно­гих своими талантами и познаниями превосходил.

Художественный стиль Сэссона был важной составляющей восточного провинциального стиля японской живописи XVI века. Этот стиль, сложившийся вокруг Камакура, чьи традиции во многом противостояли столичным, доселе мало изучен, но без него нельзя правильно судить об общей картине японской художественной культуры того времени. В отличие от расцветших в Киото декоративности и красочности, творче­ская манера Сэссона следует в основном традициям китай­ских художников сунского периода (X—XIII вв.), преобра­женным на японский лад Сэссю.

В пейзажах Сэссона господствуют возвышенность и лако­ничность. В духе Ма Юаня он обычно сдвигал основное изображение в один угол композиции, чаще нижний правый. Горы и заросли тростников Сэссон изображал тонкими штри­хами, энергично положенными полусухой сильной кистью.

Свитки Сэссона написаны на традиционные темы — это величественные пейзажи с громоздящимися в облаках гора­ми, со спокойной гладью реки и с одиноким рыбаком в лодке или странником, остановившимся на мосту. Эти впервые по­явившиеся в китайской живописи мотивы ко времени Сэс­сона давно уже натурализовались на японской почве и при­обрели специфический японский колорит.

Так, довольно своеобычно трактует Сэссон одну из самых популярных тем в китайской и японской живописи — «Семь мудрецов в бамбуковой роще». Семью мудрецами называют живших в III веке ученых и поэтов, которые в смутное время демонстративно избегали придворной суеты и житейской гря­зи и, собираясь в усадьбе Цзи Кана, поэта, музыканта и воль нодумца, вели так называемые «чистые беседы». Китайские художники начиная с IV века обычно изображали семерых мудрецов, занятых беседой и музицированием, японские ху­дожники, следуя этой иконографии, писали мудрецов спокой но и величественно расположившимися в роще. Сэссон изме­нил этой традиции, изобразив великолепную семерку в момент веселой бесшабашной пирушки. Следуя исторической прав­де, которая донесла молву о том, что Цзи Кан, Жуань Цзи и их сотоварищи были отчаянными бражниками, Сэссон пока­зал своих героев в самозабвенном танце — с вольно распущен­ными волосами, развевающимися рукавами и счастливыми лицами. Один из персонажей с окладистой бородой и цинем в руках — видимо, Цзи Кан. За его спиной и вокруг Сэссон поместил несколько групп зрителей — служек, женщин и, на­верно, соседей, привлеченных шумом и редкостным зрелищем. Таким образом в канонический и за тысячу с лишним лет чуть ли не окостеневший сюжет Сэссон вводит жанровое на­чало, показывая происходящее веселой и привлекательной сценкой из жизни, а самих мудрецов — мудрецами в истин­ном смысле, не сухими педантами и книжными сухарями, а людьми, умеющими ценить жизненные радости. Китайский и японский мудрец, проходя аскезу и уединение горных при­ютов, становится истинно совершенным, когда делается ис­тинно человечным и возвращается в мир.

В конце жизни он подписывал свои работы Какусэн Род- зин — «Журавлиный святой — старец». Журавль в старин­ных поверьях считался священной птицей, переносившей достигших совершенства в страну вечной жизни. Сэссон ушел в эту страну, прожив 85 лет, на год меньше, чем Сэссю.

Е.ШТЕИНЕР

 

Интересная информация

О культуре Японии смотрите: Япония презентация.  Собрано много информации о Японии.

 

 

Комментарии пользователей Facebook и ВКонтакте. Выскажи мнение.

↓↓ Ниже смотрите на тематическое сходство (Похожие материалы) ↓↓
 
Понравилось? Можно легко и быстро поделиться материалом с друзьями в полюбившихся сервисах:

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

 
 

Наше сообщество на Фейсбуке. Присоединяйтесь!

 

Дизайн интерьера

Декорирование интерьера

Помощь/добавить

knopka_add1
knopka_add2
knopka_add3
продажа картин

Современные художники: жанры, стили, направления

Артконтекст в интернете

Artcontext на Facebook
Artcontext на Google+

—————————————

artcontext.info

Поддержите проект, разместив у себя на сайте нашу кнопочку:
  <a href="http://www.artcontext.info"><img title="artcontext.info" alt="artcontext.info" src= "http://www.artcontext.info/images/stories/kn.jpg" /></a>

или добавьте ваш сайт в каталог арт-ресурсов!

—————————————

Рейтинги, топы

Rambler's Top100 Arts.In.UA
 

Картины современных художников

 

Яндекс.Метрика