Поиск по сайту

Регистрация/Вход


Быстро и удобно!

Персоны онлайн

Никакой

Gogle Translate

English French German Italian Portuguese Russian Spanish
Главная Картины известных мастеров Яркие личности в искусстве Художник Иван Фирсов. Картина «Юный живописец»
 

Самый быстрый способ найти художника на сайте

 
 

Художник Иван Фирсов. Картина «Юный живописец»

Павел Ин Автор:
Павел Ин


Рейтинг пользователей: / 5
ХудшийЛучший 
Картины известных художников - Яркие личности в искусстве
17.06.2013 16:07

И. ФИРСОВ (Ок. 1733 —после 1785)

И. Фирсов. Картина «Юный живописец»

В 1913 году И. Э. Грабарь, изве­стный художник, историк русско­го искусства и в то время дирек­тор Третьяковской галереи, обра­тил внимание на стилистическое несоответствие небольшой карти­ны «В мастерской художника» творческому почерку мастера, чьим именем она была подписа­на — А. П. Лосенко. Трудно было поверить, что живописец такого гражданственного темперамента, автор знаменитого патетического «Прощания Гектора с Андрома­хой», признанный мастер акаде­мического рисунка мог написать это камерное, скромное по сюже­ту и, вместе с тем, тонкое по исполнению произведение — «до­машнее упражнение», как в сере­дине XVIII века называли живо­пись подобного рода. Когда кар­тину почистили реставраторы, то обнаружилась другая подпись — И. Фирсов . Так неожиданно был открыт для истории русской жи­вописи забытый художник, автор полотна, ставшего «первой лас­точкой» бытового жанра в нашей живописи.

 

Картина необычна не только для искусства Лосенко, но и для рус­ского искусства 18 века вооб­ще. В середине века — времени создания работы Фирсова — худо­жественную практику вершила, разумеется, под неусыпным вни­манием императорского двора, так называемая Канцелярия от строений. Она объединяла масте­ров самых различных специально­стей, в том числе и живописцев. «Живописных дел мастера» рабо­тали в командах, которыми руководили авторитетные художники, как правило, иностранцы. Размах деятельности живописцев Канце­лярии был обширен: портреты и плафонная живопись, иконы и те­атральные декорации, декоратив­ные панно и аллегорические кар­тины. Естественно, что и «упот­реблялись» они по отделке и ук­рашению дворцов, придворных церквей, временных праздничных сооружений и т. д. Но бытовой живописи, того, что мы называ­ем жанровой картиной, эти ху­дожники не исполняли и испол­нять не могли. Для нее не было заказчика: ни государыне-импе­ратрице, ни сиятельным вельмо­жам того времени она не была нужна. Третье сословие — основ­ной потребитель подобной живо­писи — только еще нарождалось в бесправной, патриархально-крепо­стнической России, где на одном полюсе можно было видеть блес­тящее великолепие двора, почти не отличимого от французского, на другом — дикость едва ли не каменного века. Конечно, можно предположить, что художники пи­сали для усовершенствования ма­стерства сцены из жизни, их окру­жающей (так оно, видимо, и бы­ло: ведь недаром же, хотя и не­долго, в Академии художеств су­ществовал класс «домашних уп­ражнений»), но чтобы произведе­ния такого рода могли бы уце­леть в продолжение веков — это было невозможно, это могло слу­читься лишь чудом. Таким чудом и стала картина Ивана Фирсова. Все в ней необыкновенно и одно­временно удивительно просто и естественно. В небольшой мастер­ской художника перед мольбер­том сидит мальчик и старательно пишет портрет «модели». А моде­ли этой — девочке лет десяти — явно не терпится убежать из ком­наты или, вскочив, посмотреть, что же получается у этого взъе­рошенного и серьезного юного ху­дожника. Но стоящая рядом мать придерживает непоседу. Этой незатейливой, будничной по своему сюжету картине довелось заслужить славу «самого жизнен­ного и самого передового произ­ведения русской живописи сере­дины XVIII века» (А. Эфрос). Что и говорить — это была сама жизнь, совершенно невозможная «тема» для современного искусст­ва, предметом которого являлась оболочка явлений и лиц, выстав­ленных напоказ в том или ином облачении, долженствующем ук­расить, польстить, героизировать. Если иногда и открывалась реаль­ность — чаще всего в портретах и натурных изображениях, это было исключением или случайностью, обусловленной прозаичностью са­мой задачи (например, портреты петровского «всепьянейшего собо­ра») .

А здесь царит атмосфера истин­ной человечности. Каждый персо­наж, изображенный Фирсовым, имеет не только свое индивиду­альное лицо, но и достоинство, значительность своего историче­ского существования, которому не требуется прибегать к различного рода ухищрениям, чтобы быть самим собой.

Эту картину трудно представить и в контексте современной ей ху­дожественной практики русских живописцев, и, так сказать, в плане сюжетно-жизненной соотне­сенности с формами, укладом, со­циальным статусом русского бы­та XVIII века. Не случайно ее приписывали различным иност­ранным художникам — польским, французским. Известный исследо­ватель русской живописи XVIII века А. В. Лебедев писал: «Труд­но причислить эту очарователь­ную сценку к русской живопи­си, — скорее это «Россика», — до того проникнута она французским кокетливо-уютным духом Лиота- ра и Леписье».

Справедливость его слов в изве­стной мере подтвердили и факты биографии художника, отрывоч­ные, скупые, предполагающие за­частую различное толкование, но все же выстраивающие некоторые путеводительные вехи для раз­мышлений.

Фирсов, будучи по происхожде­нию из потомственных живопис­цев, приписанных к московскому купечеству, уже в 14 лет (!) чис­лится декоратором-живописцем по штату Канцелярии от строений, которому поручаются ответствен­ные правительственные заказы. Ему довелось пройти весь курс живописных «университетов» того времени. Документы свидетельст­вуют о какой-то лихорадочной потребности двора Елизаветы Пет­ровны в строительстве дворцов, один лучше и пышнее другого, церквей, в украшении их живо­писью, в празднествах и увеселе­ниях. Фирсова вместе с другими мастерами из Зимнего дворца пе­ребрасывают в Царское Село, от писания икон для Андреевской церкви в Киеве к театральным декорациям для Оперного, дома. Он числится то в команде И. Виш­някова, то — Д. Валериани, от А. Перезннотти попадает к Ф. Градицци. Он получает высо­кие по тому времени гонорары. Все это свидетельствует о зрелом профессиональном уровне «под­мастерья» Ивана Фирсова. О ха­рактере его деятельности такого рода может в какой-то степени сказать сохранившееся наддверное украшение — десюдепорт «Цветы и фрукты» (1754). В тщательно написанном, холодноватом по ко­лориту натюрморте есть уже эле­мент жанровости — около колон­ны стоит стол с цветочной кор­зиной, свет, заливающий пространство, придает ему значение единой среды.

В 1764 году Екатерина II от­правляет Фирсова «для лучшего живописной и театральной науке обучения» в Париж. Такое неожи­данно милостивое и избиратель­ное отношение объясняется не только талантами его, но и тем, что с конца 50-х годов Фирсов работал «придворным художни­ком» при «малом дворе» будуще­го Петра III в Ораниенбауме, та­ким образом постоянно оказывал­ся «на глазах» у всемогущих персон. А с воцарением Петра он стал декоратором при «италь­янской компании» (то есть труп­пе), находясь уже в распоряже­нии Дирекции императорских те­атров.

Русские художники, приезжавшие в Париж в то время, удивля­лись тому, что, общаясь с людь­ми значительными, они встречали вежливое к себе отношение. Пос­ле общения с чванливой знатью в России это казалось странным. Они не могли не почувствовать необычного отношения, побывав у занимающегося делами русских енсионеров в Париже русского посла Д. А. Голицына, чьи «рас­суждения о пользе и славе худо­жеств», в которых проводились идеи социальных преобразований, освобождения «крестьян от тира­нии помещика» как «единственного средства насадить в России нау­ки и искусства», поражали замор­дованных русских живописцев, открывали им глаза на многое. Фирсов живет в пансионе Леспри на улице Сен-Тома, где бывали А. Лосенко и Ф. Шубин, посеща­ет Академию художеств, занима­ется у Ж. Вьена. Что он здесь писал — неизвестно, но не мастер­ская ли в пансионе Леспри и не сама ли мадам Леспри изображе­ны на знаменитой его картине «Юный живописец» * (так с лег­кой руки ее «крестного отца» И. Грабаря картина и стала на­зываться)? Очень уж парижским воздухом, французским демокра­тизмом веет от нее. О «француз­скости» изобразительной «факту­ры» полотна свидетельствуют и типажи персонажей, их костюмы, сам художнический антураж сту­дии. Но есть в картине и нечто, отличающее руку русского худож­ника. Это нечто, видимо, в той внутренней серьезности позиции художника, не допускающего при­вкуса малейшей фальши, сенти­ментальности, слащавости — опас­ности, которых Фирсов счастливо избежал. В той заметной «неук­люжести» ритмов, в той умной нензящности, неизысканности в обрисовке фигур (свидетельство Я. Штелина, что он был мастером «фигурной живописи», снимает подозрение в неумелости). Подоб­ные оттенки образного состояния придают картине особую прелесть непреднамеренности, и из этого общего строя не выпадают ни на­зидательно поднятый пальчик ма­тери, ни лукавое улыбающееся ли­цо девочки. Гармония психологи­ческого строя поддержана и стройной гармонией живописного исполнения, где розовые, красные, бледно-желтые тона правой ча­сти картины согласно взаимодей­ствуют с зеленовато-серыми, глу­бокими зелеными тонами левой части. Мягкий свет, падающий из окна, объединяет и одухотворяет изображенную сцену. Здесь есть общая высветленность колорита, его светоносность, до некоторой степени роднящие «Юного живо­писца» с десюдепортом 1754 года. Но картину, написанную в мину­ту вольного досуга, . ожидала совсем иная участь, нежели эфе­мерные плоды «живописной и те­атральной науки». «Юный живо­писец» открыл новую сферу в жанровой структуре русской жи­вописи, вскоре появились работы А. Вишнякова, М, Шибанова, И. Ерменева... Через полвека ли­ния бытовой живописи встанет наравне с признанными высокими жанрами аллегорико-тематической и исторической живописи, а по­рой вытеснит их с вершин худо­жественного Олимпа.

Статья из книги "Сто памятных дат. Художественный календарь.1983"

Комментарии пользователей Facebook и ВКонтакте. Выскажи мнение.

↓↓ Ниже смотрите на тематическое сходство (Похожие материалы) ↓↓
 
Понравилось? Можно легко и быстро поделиться материалом с друзьями в полюбившихся сервисах:

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

 
 

Наше сообщество на Фейсбуке. Присоединяйтесь!

 

Дизайн интерьера

Декорирование интерьера

Помощь/добавить

knopka_add1
knopka_add2
knopka_add3
продажа картин

Современные художники: жанры, стили, направления

Артконтекст в интернете

Artcontext на Facebook
Artcontext на Google+

—————————————

artcontext.info

Поддержите проект, разместив у себя на сайте нашу кнопочку:
  <a href="http://www.artcontext.info"><img title="artcontext.info" alt="artcontext.info" src= "http://www.artcontext.info/images/stories/kn.jpg" /></a>

или добавьте ваш сайт в каталог арт-ресурсов!

—————————————

Рейтинги, топы

Rambler's Top100 Arts.In.UA
 

Картины современных художников

 

Яндекс.Метрика