Поиск по сайту

Регистрация/Вход


Быстро и удобно!

Персоны онлайн

Никакой

Gogle Translate

English French German Italian Portuguese Russian Spanish
Главная Рефераты по искусству Искусство Западной Европы Испанский архитектор Антонио Гауди. Реферат.
 
 
 

Испанский архитектор Антонио Гауди. Реферат.

Павел Ин Автор:
Павел Ин


Рейтинг пользователей: / 4
ХудшийЛучший 
Рефераты по искусству - Искусство Западной Европы
08.06.2012 14:27

Смотреть галерею архитектурных шедевров Антонио Гауди.

Введение

Барселона не была бы самой собой без необыкновенно ярких и оригинальных работ Антонио Гауди. Этот гениальный архитектор, которого многие называют гением модернизма, являет собой совершенно исключительный случай, его личность не поддается никакой классификации. Действительно, его архитектура вписывается в рамки периода модернизма, но уникальный характер его работ, интровертность и загадочность самой фигуры художника выделяют Гауди среди современников.

Гауди – гений, намного опередивший свое время. Феномен, не поддающийся объяснению и тем более подражанию. Неповторимый, несравненный, немыслимый. Он проработал 48 лет. Основная часть его проектов сделана для Барселоны и осуществлена в ней.

Традиционно Гауди причисляют к каталонскому модерну, но полностью он не вписывается ни в какое архитектурное течение. С таким же успехом его можно отнести к мавританскому барокко, к неоклассицизму или к неоготике. Но он предпочел своевольно перемешать все архитектурные стили, создав свою собственную эклектику.

2002 год был объявлен решением ЮНЕСКО годом Антонио Гауди. Это событие приурочивалось к 150-летию со дня рождения гениального каталонца. И это весьма показательно, так как Барселону невозможно представить без Собора Святого семейства, сотворенного Гауди, как Париж – без Эйфелевой башни или Нью-Йорк без статуи Свободы. В его родном городе Реусе прошло свыше 20 выставок, посвященных его творчеству, где он предстал перед современниками и как архитектор, и как график, и как керамист, и как дизайнер. Устроители этих и других выставок в Барселоне, Мадриде, Москве (фотовыставка в музее архитектуры «Многомерный Гауди», состоявшаяся в рамках Недели каталонской культуры) в один голос заявляли о сложности создания целостной экспозиции: «С какой стороны ни возьмись – что-то будет неизбежно пропущено, потеряно. Слишком неблагодарная задача. Слишком многомерный талант».

Созерцая творческое наследие А. Гауди, невольно соглашаешься с теми, кто полагал, что деятельность основоположника каталонского модерна в архитектуре с потрясающей силой воплощала мечту об окружающем мире как о едином произведении искусства.

Антонио Гауди называли «поэтом камня», «сумасшедшим», «тореадором архитектуры», «барселонским отшельником», «рыцарем» и даже «Данте архитектуры»[1]. Но в той или иной степени все исследователи сходились в одном мнении, что при дальнейшем развитии современной архитектуры последние опыты Гауди приобретут все большее значение и будут по достоинству оценены. Так оно и получилось.

Однако не только последующие, но и первые опыты А. Гауди стали заметным явлением в мировой культуре. Как отмечает кандидат искусствоведения В. Хайт[2], почти все его постройки сооружены в пределах центрального района Барселоны. Почти все они занимают ключевые участки, имеют впечатляющие размеры, весьма разнообразны по своему функциональному назначению. Все они, отразив иллюзии и фантазии своего века, были чудесным образом устремлены в будущее.

Тем более удивительно, что к гениальному архитектору Антонио Гауди, которого некогда хоронила вся Барселона, признание пришло только в пятидесятые годы ХХ века, после долгого периода остракизма, когда построенные им здания называли «созданием больного воображения», «каменными монстрами» или «непристойными луковицами»[3]. Хотя Гауди за его причудливые постройки, пронизанные магическими символами и словно наполненные духом оккультизма и тайнами алхимии, часто называли экстравагантным чудаком, оказалось, что его неповторимое творчество – многие конструктивные решения и необычные формы – в чем-то предвосхитило современный подход к архитектуре.

Отношение к работам Гауди за пределами Испании с самого начала было весьма противоречивым. К этому надо добавить, что работы Гауди сосредоточены в пределах Каталонии и Барселоны. Впервые его работы были представлены на Всемирной выставке в Париже в 1878 г. В 1911 г. критика обратила внимание на выставку фотографий и рисунков Гауди, которая состоялась в Париже[4].

Всплеск интереса к Гауди произошел после выставок 1956 г., состоявшихся одновременно в Барселоне и Нью-Йорке. Большое значение имело осмысление наследия мастера как представителя модерна и экспрессионизма в общей картине европейского искусства.

Об Антонио Гауди написано и сказано немало. Значительный фактический, биографический и аналитический материал по вопросам жизни и творчества Антонио Гауди, содержится в монографии Бассегоды Нонеля «Антонио Гауди» (Bassegoda Nonell «Antonio Gaudi»); Касанеллеса «Новое видение Гауди» (Casanelles «La Nueva vision de Gaudi»); Хуана В. Массо «Гауди: человек и творчество» (Juan B. Masso «Gaudi: el hombre y la obra»), в работах М.А. Криппы, Гиза Ван Хенсбергена, Райнера Цербста, Л. Боне, К. Монтеса. Отечественные исследователи также проявляли интерес к стилю и архитектурному наследию Антонио Гауди, которому посвятили свои книги В. Глазычев, С. Хворостухина и Н. Надеждин.

В 2007 году в России о творчестве Антонио Гауди был снят сорокаминутный документальный фильм «Тайны мировой архитектуры. Загадки великого Сфинкса. Гауди», режиссер А. Попова Автор проекта и ведущая: Нана Геташвили. Фильм рассматривает гений Антонио Гауди как одну из загадок человеческой цивилизации, которую человечество не разгадало до конца до сих пор.

Жизнь Гауди, как в случае с любым из гениев, окружена мифами. Все личные и рабочие архивы архитектора, которые хранились в соборе Саграда Фамилиа, были уничтожены в самом начале гражданской войны в Испании, а единственного близкого друга – кюре собора – закопали в ближайшем карьере. С тех пор биографы опираются на воспоминания его современников. Они достаточно полны, чтобы выстроить более или менее подробное жизнеописание, но абсолютно недостаточны, чтобы хоть чуть-чуть проникнуть во внутренний мир художника. Данная работа содержит попытку исследования стилистики творческого архитектурного метода Антонио Гауди в облике Барселоны, как отражения его жизненного пути и внутреннего мира.

В работе исследуются биографические сведения, особенности становления специфического стиля Антонио Гауди и его практического воплощение в архитектурных постройках, а также постепенное складывание облика Барселоны, его современное состояние и вклад архитектора в мировую художественную культуру в целом.

Объектом исследования в нашей работе является феномен архитектурного наследия Антонио Гауди как многоаспектного явления.

Предметом исследования является структурно-стилистическая параметризация архитектурных объектов Барселоны, созданных архитектором.

Цель настоящего исследования: комплексное рассмотрение особенностей архитектуры Барселоны в их связи с творческой деятельностью Антонио Гауди. Задачи нашей работы определяются ее целевой установкой:

1. рассмотреть жизненный путь архитектора;

2. выделить основные вехи становления его творческого метода;

3. определить взаимосвязь между биографией и стилем Антонио Гауди;

3. исследовать особенности архитектурного облика современной Барселоны на примере различных экскурсионных туров по этому городу;

4. проанализировать вклад Гауди в становление архитектуры каталонской столицы;

5. сделать выводы по значению творчества гениального архитектора для мировой культуры.

Научная новизна работы заключается в том, что в ней архитектурный облик Барселоны изучается с точки зрения современного видения, как создания Антонио Гауди изучаются воспринимаются зрителями сегодня, как наследие гениального творца преподноситься обычным людям.

Материалом для работы послужили иллюстрации и описания архитектурных объектов, представленные в альбомах по искусству и творчеству Антонио Гауди, а также ознакомительные, иллюстративные экскурсионные материалы в Интернете – на сайтах, посвященных описанию Барселоны.

Практическая значимость – данная работа приоткрывает еще одну грань великого и неоднозначного наследия Антонио Гауди и может быть использована для дальнейшего изучения творчества этого архитектора. Результаты исследований, проведенных в ходе работы, могут быть использованы в практике вузовского преподавания истории мировой художественной культуры и архитектуры, а также для создания спецкурсов и спецсеминаров по проблемам творчества Антонио Гауди.

 

 


1. Жизненный и творческий путь Антонио Гауди

1.1 Основные вехи жизненного пути великого архитектора

Несколько личностей сделали Барселону такой, какая она есть, – начиная с Ганнибала и императора Августа. Но один человек, почти наш современник, окончательно определил облик города, его стиль. Его звали Антонио Гауди. Его называли по-разному: король железа, король архитектуры, король модерна. Он создал свое королевство в стиле модерн и лучшую его часть – в Барселоне.

Гауди родился 25 июня 1852 года в небольшом городке Реус, недалеко от Таррагоны, в Каталонии.в семье мастеров. Его отец, его дедушка, отец его дедушки и дедушка его прадедушки были котельщиками. И делали котлы любой сложности без всяких чертежей. Поэтому стремление что-нибудь выковать у Гауди было наследственным. Он тоже всю жизнь строил без чертежей, поэтому ни у кого не получалось достраивать его проекты.

Детство Гауди прошло у моря, не берегу которого он часто строил песчаные замки. Впечатления об этих первых архитектурных опытах он пронёс через всю жизнь. Поэтому все его дома напоминают замки из песка.

Из-за ревматизма мальчик не мог играть с детьми и часто оставался в одиночестве. Его внимание надолго приковывали облака, улитка, цветы… Антонио мечтал стать архитектором, но при этом не хотел ничего изобретать. Он хотел строить так, как строит природа, и лучшими из интерьеров считал небо и море, а идеальными скульптурными формами – дерево и облака.

После того как мальчику исполнилось 11 лет, отец решил отдать его на учебу в школу, прежде бывшую католическим колледжем. Первым заданием учителя, с которым юный ученик с большим успехом справился, стали иллюстрации к рукописному журналу «Арлекин». Это издание ученики школы делали самостоятельно, и выходило оно всего лишь в 12 экземплярах.

Необходимо заметить, что Антонио Гауди-и-Корнет не отличался особенно большими успехами в области изучения основных школьных дисциплин. Во время учебы в школе только лишь два предмета по-настоящему смогли заинтересовать мальчика. Это были геометрия и рисование. А в свободное от занятий время юный Антонио любил бродить вместе с товарищами, коих у него было предостаточно, по окрестностям Реуса и исследовать местные монастыри, большая часть из которых уже тогда была разрушена.

Первая работа по иллюстрированию школьного журнала привела в восхищение всех учителей юного Гауди. На вопрос о том, откуда у мальчика появилось умение мыслить в трех измерениях и как развился талант переносить на бумагу образы и формы живой природы, мальчик важно ответил: «Я сын, внук и правнук котельщика. Мой отец – кузнец и мой дед был кузнецом. Со стороны матери в семье также были кузнецы; один ее дед был бондарем, другой – моряком, – а это тоже люди пространства и расположения»[5].

Когда школьный учитель заметил однажды, что птицы могут летать благодаря своим крыльям, подросток Антонио возразил: крылья есть и у домашних кур, но летать они не умеют, зато благодаря крыльям быстрее бегают. И добавил, что крылья нужны и человеку, только он не всегда знает об этом[6].

Спустя некоторое время после поступления в реусскую школу Антонио всерьез заинтересовался ремеслом своего отца, целые дни проводившего в мастерской. Вот где мальчик впервые столкнулся с настоящим чудом! Разве похожи были на земные творения сосуды, сделанные руками отца из куска медного листа и украшенные медными же изогнутыми ручками и различными завитушками?

Антонио Гауди окончил реусскую школу в 1868 году. В том же году он покинул родной город и отправился в Барселону для того, чтобы держать вступительные экзамены на факультет архитектуры Барселонского университета. По всей видимости, тогда поступить в высшее учебное заведение молодому Гауди так и не удалось – сохранившиеся документы свидетельствуют о том, что в период с 1873 по 1877 год он учился в Провинциальной школе архитектуры, что в Барселоне. В то же время он брал уроки составления чертежей и строительного ремесла в мастерской Эудалдо Пунти. Именно там юный Гауди смог познакомиться с такими ремеслами, как столярное и скобяное дело, ковка металлов и работа по стеклу.

По окончании архитектурной школы Антонио Гауди представил на суд специальной комиссии свою дипломную работу. Темой учебного проекта Гауди выбрал ворота кладбища, и это были ворота крепости – они разделяли мёртвых и живых, однако свидетельствовали, что вечный покой – всего лишь награда за достойную жизнь. После блестящей защиты председатель комиссии, знавший выступавшего как одного из наиболее упрямых и заносчивых студентов, воскликнул: «Перед нами либо гений, либо сумасшедший!» А сам выпускник тогда только подумал: «Похоже, теперь я архитектор…»[7]

В 1870–1882 годах Антонио Гауди работал под началом архитекторов Эмилио Сала и Франциско Вильяра чертёжником, безуспешно участвуя в конкурсах; изучал ремесла, выполняя множество мелких работ (ограды, фонари и т.д.), проектировал также мебель для собственного дома.

Личной жизни (в том смысле, каком мы привыкли понимать это выражение) у Антонио Гауди не было ни в то время, ни в последующие годы. Нужно отметить, это был настоящий денди и красивый мужчина, имевший небесно-голубые глаза, волновавшие по-видимому не одну прекрасную сеньориту. В жизни Антонио Гауди случались бурные романы, однако все они заканчивались одним – женщины уходили, мастер оставался в полном одиночестве. После того как молодой Гауди получил отказ в помолвке от учительницы Пепеты Мореу и спустя некоторое время – от оставшейся неизвестной американки, архитектор понял, что единственным его предназначением в жизни должно стать служение искусству[8].

Таким образом, Гауди пришел к мысли о том, что его судьба – это одиночество. В дальнейшем мастер не раз замечал своим знакомым, приговаривая: «Снимать дом – все равно что иммигрировать». Но, несмотря на это, сам он так и остался человеком одиноким, лишенным собственного семейного очага. Однако, с другой стороны, это был мастер, отдавший свою жизнь архитектуре. Это был создатель подлинных произведений искусства, прославивших его имя в веках.

В Европе в 1870–1880 наблюдался необычайный расцвет неоготического стиля, и юный Гауди восторженно следовал идеям энтузиастов неоготики – французского архитектора и писателя Виоле ле Дюка (крупнейшего в XIX в. реставратора готических соборов, восстанавливавшего Собор Парижской Богоматери) и английского критика и искусствоведа Джона Рёскина. Провозглашённая ими декларация «Декоративность – начало архитектуры» полностью соответствовала собственным мыслям и представлениям Гауди, творческий почерк которого с годами становится совершенно неповторим, архитектура столь же далека от общепринятой, как геометрия Лобачевского – от классической Евклидовой[9].

В период раннего творчества, отмеченный влияниями архитектуры Барселоны, а также испанского архитектора Марторела, строятся его первые, богато декорированные, относящиеся к раннему модерну, проекты: «стилистические близнецы» – нарядный Дом Висенс (Барселона) и причудливый Эль Капричо (Комильяс, Кантабрия); также компромиссный псевдобарочный Дом Кальвет (Барселона) – единственное здание, признанное и любимое горожанами при его жизни. 

Также в эти годы появляется проект в сдержанном готическом, даже «крепостном» стиле – Школа при монастыре Святой Терезы (Барселона), а также нереализованный проект зданий Миссии Францисканцев в Танжере; неоготические Епископский Дворец в г. Асторга (Кастилья, Леон) и Дом Ботинес (Леон).

Однако решающей для реализации замыслов молодого архитектора оказалась его встреча с Эусеби Гуэлем (Eusebi Guell Bacigalupi). Позднее Гауди стал другом Гуэля. Этот текстильный магнат, богатейший человек Каталонии, не чуждый эстетических озарений, мог позволить себе заказать любую мечту, а Гауди получил то, о чём мечтает каждый творец: свободу самовыражения без оглядки на смету.

Антонио выполняет для семейства Гуэль проекты павильонов усадьбы в Педральбесе близ Барселоны; винных погребов в Гаррафе, часовни и крипты Колонии Гуэль (Санта Колома де Сервельо); фантастического Парка Гуэля (Барселона).

Скоро Гауди выходит за пределы доминирующих исторических стилей в пределах эклектизма XIX столетия, объявляя войну прямой линии и навсегда переселяясь в мир кривых поверхностей, чтобы сформировать собственный, безошибочно узнаваемый, стиль.

Гауди крупно повезло. И не только с заказчиками и покровителями, но и с местом, и временем. Он появился в Барселоне, когда Каталония обрела независимость, и город стремительно преображался. В 1860 году барселонцы разрушили городскую стену, потом сломали мрачную крепость Сьютаделью, а на ее месте устроили красивый парк с фонтанами и музеями. Гауди тоже не остался в стороне: еще студентом он вместе со своим учителем построил в парке грандиозное сооружение под названием «Каскад» – нечто среднее между водопадом и триумфальной аркой. За сломанной городской стеной возник новый район, прозванный Эйшампле, то есть Расширение. Здесь могли воплощаться самые дерзкие архитектурные проекты, самые необычные замыслы. Квартал, в котором архитекторы упражнялись в остроумии, получил название «Квартал Раздоров». Его дома – один затейливее другого – стали хрестоматией стиля модерн. Первый вклад Гауди в стиль нового квартала – Каса Кальвет (каса – дом, а Кальвет – очередное семейство фабрикантов, на этот раз текстильных). В том же «Квартале раздоров», на проспекте Грасиа, Гауди дал волю фантазии на полную катушку. Каса Батло – это полный модерн.

С завершением строительства Дворца Гуэля Антонио Гауди перестал быть безымянным строителем, быстро став самым модным архитектором в Барселоне, вскоре превратился в «практически непозволительную роскошь». Для буржуа Барселоны он строил дома один необычнее другого: пространство, которое рождается и развивается, расширяясь и двигаясь, как живая материя – Дом Мила; живое трепещущее существо, плод причудливой фантазии – Дом Бальо.

Заказчики, готовые выкинуть на строительство полсостояния, изначально верили в гениальность архитектора, без всяких усилий пролагающего новый путь в архитектуре.

В 1891 году, когда Гауди было за уже 30 лет, Общество почитателей Святого Иосифа предложило ему продолжить начатый в 1882 году Собор Святого Семейства (Саграда Фамилия), строительству которого он посвятил все последующие годы жизни, оставив в 1914 году архитектурную практику.

Гауди мечтал создать «Собор ХХ столетия», синтез всех своих архитектурных знаний со сложной системой символики и визуального объяснения тайн веры.

Храм стал его навязчивой идеей. Углубляясь в себя, он становился все более эксцентричным, свято верил в своё мессианское предназначение, жил отшельником в своей мастерской, расположенной на строительной площадке, и выходил только время от времени «с шапкой в руке» для сбора средств на строительство церкви (пожертвования были единственным источником финансирования строительства, поэтому она строилась так долго). Строительство собора Саграда Фамилия не закончено и по сей день.

Когда была закончена крипта, Гауди заторопился. Он почти переселился из парка Гуэль в Саграду, жил в крохотной каморке при стройке, выглядел как оборванец, ел только тогда, когда кто-то из учеников совал хлеб прямо в руки. Гауди был одержим, он хотел поскорее закончить собор, потому что в его голове уже громоздились новые замыслы[10].

А в это время Барселона жила своей обычной жизнью. В сильно разросшемся за времена Расширения городе был пущен трамвай. Первый ярко-красный вагон поехал по рельсам 7 июня 1926 года. В тот же день под него попал неизвестный нищий старик. Его отвезли в новую больницу Святого Креста – красивый комплекс, построенный в стиле модерн вечным соперником Гауди архитектором Доменек-и-Монтанером неподалеку от строящегося храма Саграда Фамилиа. Старик умер, не приходя в себя, в больничном приюте для нищих. Как всех бродяг, его должны были через несколько дней похоронить в общей могиле. Никто не забеспокоился, когда Гауди не появился на стройке: последнее время он неважно себя чувствовал. Ничего не заподозрила и экономка: он нередко оставался ночевать в храме. Только через три дня его начали искать, но успели лишь спасти от общей могилы.

Барселона оплакивала архитектора, вывесив траурные флаги[11]. За гробом шел весь город. В 1926 году, Антонио Гауди, величайшего архитектора XX века, которого никто не знал в лицо, но чьи творения теперь и уже навсегда определили облик Барселоны, похоронили в крипте недостроенного им собора.

 


1.2 Становление особенностей стиля А. Гауди

гауди стиль архитектор экскурсия

Основными вехами биографии испанского зодчего стали годы работы над главными его произведениями. В них можно проследить развитие творческой манеры мастера, его же характер и внутренний мир уже были сформированы.

Стоит также отметить, что долгое время перед теоретиками архитектурного искусства стояла проблема трактовки творческого метода Антонио Гауди. Дело в том, что сам мастер не оставил после себя ни одной записи, свидетельствовавшей о том или ином поиске художественного метода и стиля. Испанским зодчим не было также сделано ни одной попытки проанализировать свои работы и рассказать о предпосылках их создания.

Пытаясь воспроизвести целостную картину художественного видения архитектора и основы становления его творческих принципов, исследователи анализировали те творения испанского мастера, которые существуют и по сей день, а также дошедшие до наших дней фотографические снимки и рисунки неосуществленных проектов[12].

В связи со становлением творческого метода Антонио Гауди необходимо прежде всего заметить, что во многом стиль зодчего сложился под влиянием архитектуры родного ему Реуса и Барселоны, в которой он прожил большую часть своей жизни.

Барселона времен Гауди была интересна своими памятниками древности и архитектурными сооружениями, многие из которых являлись свидетельствами былого расцвета готического искусства в Испании.

Однако не только готика определяла образ Барселоны в последней трети XIX столетия. Дело в том, что в характере архитектуры древнего города было отчетливо видно и римское начало. От римской культуры в Барселоне остались не только многочисленные, разрушившиеся с течением времени постройки, но и сама планировка центральной части города.
Помимо следов древнеримского и готического искусства, в облике Барселоны можно увидеть также и черты искусства эпохи Ренессанса.

Со второй половины XIX века (именно тогда в Барселону приехал Антонио Гауди) внешний облик Барселоны претерпел существенные изменения. Еще в 1859 году по распоряжению градоначальников были разрушены древние крепостные стены. В дальнейшем реконструкция города шла согласно проекту, созданному Ильдефонсом Серда. Середина XIX века стала для культуры и искусства Каталонии временем осмысления традиций и периодом начала культурного самовыражения нации. Мастеров в ту пору не хватало. А потому градоначальники решили открыть специальную школу, где опытные педагоги должны были готовить профессионалов и специалистов в области строительного дела и архитектуры.

Так и появилась барселонская Провинциальная школа архитектуры. В 1872 году ее выпускниками стали всего три человека. В 1888 году в Барселоне работали уже 44 дипломированных архитектора. В дальнейшем школа выпустила немало талантливых мастеров (в их числе и Антонио Гауди), которые смогли создать неповторимый облик Барселоны.

Многие исследователи творчества Гауди не раз говорили о том, что его произведения, даже несмотря на их ярко выраженный эклектизм, отличаются выразительностью и цельностью. Столь же цельной натурой, по мнению современников, близко знавших мастера, был и сам архитектор. Причем эта цельность характера и натуры Гауди была отражена уже в самых ранних его произведениях[13].

Он ненавидел замкнутые и геометрически правильные пространства, а стены доводили его прямо-таки до сумасшествия; избегал прямых линий, считая, что прямая линия – это порождение человека, а круг – порождение Бога.

Позже он скажет: «…исчезнут углы, и материя щедро предстанет в своих астральных округлостях: солнце проникнет сюда со всех сторон и возникнет образ рая… так, мой дворец станет светлее света»[14].

Чтобы не «резать» помещение на части, он придумал собственную безопорную систему перекрытий. Только через 100 лет появилась компьютерная программа, способная выполнить подобные расчёты. Это программа НАСА, рассчитывающая траектории космических полётов.

Образцом совершенства он считал куриное яйцо и в знак уверенности в его феноменальной природной прочности одно время носил сырые яйца, которые брал с собой для завтрака, прямо в кармане.

Гауди был художником-мастеровым в высшем смысле этого слова. Он проектировал не только здания, но и удивительную мебель, причудливые решётки оград, ворот и перил. Своё поразительное умение мыслить и чувствовать в трёх измерениях объяснял наследственностью: отец и дед – кузнецы, один дед матери – бондарь, другой моряк – «люди пространства и расположения».

Его отец был медником, и этот факт, несомненно, оказал влияние на пристрастие Гауди к художественному литью. Многие поразительнейшие творения Гауди сделаны из кованого железа, зачастую его собственными руками.

Принято считать, что первыми работами Антонио Гауди были проекты канделябра и резервуар для воды. Оба проекта появились соответственно в 1874 и 1875 годах. К сожалению, они были утеряны и не сохранились до наших дней.

В том же 1875 году Антонио Гауди совместно с другими студентами школы архитектуры работал над созданием вошедшего в генеральный план развития Барселоны проекта, который носил название «Геометрический план участка городского совета и прилегающих земель». Данный проект также был утрачен, а потому его содержание остается неизвестным для архитекторов третьего тысячелетия.

В 1875 году Гауди создал еще два проекта: ворот кладбища и конструкций распределительного бака над резервуаром, подававшим воду к фонтанам городского парка.

Особенный интерес в конструкции бака резервуара для воды представляли поддерживавшие его стальные колонны. Они имели весьма оригинальную форму. Увидев чертеж, Хосе Фонтсере (в то время Гауди работал у него чертежником) решил показать проект преподавателю сопротивления материалов Провинциальной школы архитектуры. Тот в свою очередь похвалил работу студента, имени которого он не запомнил, но сказал о том, что работа достойна отличной оценки и зачета по его дисциплине[15].

В 70-е годы XIX века появилось немало работ Антонио Гауди. Все они были выдержаны в каком-либо одном стиле и достаточно просты с точки зрения их содержательной стороны. Однако нужно заметить, что уже тогда в структуру многих из них были включены весьма смелые и оригинальные детали.

Ярким примером этого может служить конструкция ограждения парка Цитадели в Барселоне, а также оформление некоторых его павильонов.

Тогда же, во второй половине 1870-х годов, Антонио Гауди принимал активное участие в проводившихся выставках-конкурсах произведений архитектурного искусства. Однако ни на одной из них молодой зодчий не смог привлечь к своим работам достойного внимания профессионалов и именитых мастеров.

Тогда первым успехом студента школы архитектуры стала оценка «отлично», полученная за созданный им проект двора здания Депутатского собрания. После этого жюри школьного конкурса приняло решение поручить столь даровитому и талантливому ученику разработать проект пирса.

В 1877 году Антонио Гауди закончил работу над созданием проекта монументального фонтана, предназначенного для установления на площади Каталонии. В настоящее время исследователям творчества испанского мастера известны только проекты фасада и общего плана пирамидального сооружения, деталями которого должны были стать несколько литых железных элементов.

В период с 1870 по 1882 год Антонио Гауди создавал проекты, работая в мастерской архитекторов Эмилио Сала и Франциско Вильяра. Тогда молодым мастером было подготовлено немало проектов архитектурных сооружений, о большинстве из которых современные знатоки и любители искусства знают, к сожалению, только по письменным источникам и воспоминаниям людей, близко знакомых с испанским зодчим.

К указанному выше периоду относится создание молодым архитектором целого ряда рисунков конструкций, которые могли быть использованы в промышленности. Все эти рисунки остались не замеченными организаторами и жюри проводившихся в то время конкурсов.

Тогда же Гауди разработал проекты и затем создал по ним мебель для собственного дома. Так, например, в 1878 году появился знаменитый стол Гауди. К сожалению, до наших дней он не сохранился, поскольку сгорел в 1936 году в пожаре, возникшем в храме Саграда Фамилиа, где он находился. Сегодня увидеть стол для работы, созданный Антонио Гауди, можно только на фотографии.

Первой работой Гауди после окончания Провинциальной школы архитекторов стало создание ряда разработанных совместно с другим молодым зодчим, другом Гауди, Матаро, проектов жилых домов для рабочих кооператива Обрера Матаронесе. В тот же год появился и проект игорного дома для того же кооператива.

Проект архитектурного сооружения, больше напоминавший помпейскую живопись, был тщательно выписан акварельными красками. В 1888 году проект был представлен на проходившей в Париже выставке в разделе архитектурного искусства.

Сотрудничество Антонио Гауди с главой кооператива Сальвадором Пагесом продолжалось с 1874 по 1885 год. В 1881 году архитектор поставил подпись под пакетом проектов генерального плана реконструкции кооператива Обрера Матаронесе.

Спустя два года в рамках этого проекта появилось созданное Гауди сооружение промышленного характера, которое стало единственным образцом такого рода во всем творчестве испанского зодчего. Это был проект машинного зала кооператива, свод которого пересекали параболические арки, состоявшие из деревянных элементов.

Во второй половине 80-х годов XIX века Антонио Гауди создает постройки, стиль которых выдержан в русле так называемого городского дизайна. В те годы появились проекты типового киоска, предназначенного для торговли цветами, и нескольких осветительных столбов для улиц и площадей Барселоны.

В 1870–80-е годы испанским мастером было создано множество самых разных проектов. К этому времени относится появление чертежа ворот одного из участков театра Барселоны, оформление аптеки Хиберт, находившейся на проспекте Грасиа и снесенной в 1895 году.

В те же годы Гауди создает проекты оформления интерьеров капеллы и церковной утвари, а также аллегорической кавалькады, созданной в память о поэте Винсенте Гарсиа. Тогда же Гауди работал и над созданием чертежей столбов электрического освещения для набережной, павильона сада дворца Комильяс и маяка для набережной.

Упомянутые выше произведения Гауди заставляют думать ценителя архитектуры о том, что именно городской дизайн стал настоящим призванием испанского мастера. Однако это не совсем так. Доказательством творческих новаторских поисков Гауди является проект летнего домика, сделанный в 1883 году испанским зодчим по заказу весьма крупного фабриканта Каталонии дона Мануэля Висенса Монтанера.

В 1883 году Гауди был назначен строителем храма Саграда Фамилиа (Святое семейство). Таким образом, дальнейшая судьба и творческий путь мастера оказались предопределены на несколько десятков лет вперед. По утверждениям современников, знавших Гауди, это был человек, полный внутренней энергии и одновременно добрый. Мягкость и доброту он, по-видимому, считал недостойными настоящего мужчины чертами характера, а потому всячески стремился скрыть это от окружающих, стараясь быть чрезмерно жестким и даже властным.

Антонио Гауди был сильной личностью, волевой и упорной, иногда даже упрямой. Он полностью отдавал себя служению искусству. Каждая его минута бодрствования оказывалась занятой работой над созданием очередного проекта. Это был человек, горячо и без остатка преданный единственному своему любимому делу – архитектуре[16].

Во время создания павильонов парка Гуэль Антонио Гауди вынужден был ежедневно приходить на строительную площадку. Мастер даже как-то раз пошутил над этим, сказав, что если бы его гонорар равнялся трудовым затратам, то дон Гуэль вынужден был бы подарить архитектору половину парка. На самом деле, по словам современников, оплата меньше всего интересовала Гауди, страстно влюбленного в свое ремесло. В дни, когда у мастера заканчивались съестные припасы, он обычно обращался к администратору дона Гуэля с просьбой выдать ему часть гонорара.

В 1888 году Антонио Гауди принимал участие во Всемирной выставке, проходившей в Барселоне. Для раздела морского флота он должен был сделать павильон. При этом за основу был взят проект павильона, строившегося годом ранее по заказу Трансатлантической компании, глава которой изъявил желание установить выставочный павильон в Кадиксе.
Сооружая павильон для раздела морского флота, Гауди, естественно, не мог не внести изменения в первоначальный проект. А потому павильон, появившийся на Всемирной выставке, заметно отличался от своего предшественника.

В 1900 году Антонио Гауди работал над созданием и воплощением проекта усадьбы Миралес. Стилистика ворот усадьбы напоминает архитектуру ограждений парка Гуэль.

В 1910 году испанский архитектор создал проект уличного фонаря-канделябра, ставшего своеобразным памятником и открытого в день 100-летнего юбилея философа Хайме Балмеса. В архитектурных мотивах фонаря отчетливо видны черты, присущие стилю крипты Гуэль, а также храма, находящегося в Пальма-де-Мальорке.

Реставрация этого храма является ярким примером превращения известного для всех художественного приема в персоналистический метод изображения действительности. Работа над эити велась Гауди в период с 1904 по 1914 год. К тому времени продолжительность реконструкции храма на Мальорке и его превращения в готический собор насчитывала уже несколько столетий. Первые работы были начаты еще во времена правления короля Хайме I, который прославился тем, что смог завоевать Болеарские острова.

Несмотря на столь протяженный срок реконструкции храма, первые опоры его нефа были созданы только к 1406 году. А общие строительные работы завершились лишь в 1613 году.

Архитекторам, работавшим на строительной площадке собора на Мальорке, было чем гордиться. Храм стал настоящей жемчужиной мирового зодчества. Высота здания при длине не менее 120 м и при ширине центрального нефа в 20 м достигала 44 м. Это было поистине грандиозное сооружение.

В 1851 году на территории Пальма-де-Мальорки разразилось сильнейшее землетрясение, которое стало причиной частичного разрушения собора. Опасаясь за дальнейшую судьбу храма, градоначальники распорядились начать работы по его восстановлению. Необходимо заметить, что тогда реконструкция собора вновь затянулась на многие десятки лет.

В 1899 году епископ храма Пальма-де-Мальорки отправился в Барселону в надежде отыскать там Антонио Гауди. Именно испанский мастер должен был стать распорядителем восстановительных работ в соборе. Епископ нашел Гауди на строительной площадке Саграда Фамилиа. И уже спустя некоторое время испанский мастер находился на пути к Пальма-де-Мальорке.

Антонио Гауди благополучно достиг Мальорки в марте 1902 года. На следующий день после приезда он отправился к собору для того, чтобы осмотреть его и наметить план строительных работ. А спустя еще три дня эскизный проект реконструкции храма был представлен епископу.

В августе 1902 года Антонио Гауди вернулся на Мальорку с тем, чтобы показать епископу приготовленный им деревянный макет проекта отреставрированного храма. После нескольких поездок в Испанию и утверждения макета проекта реставрации собора на Мальорке Гауди и его помощник Рубиo остались на острове и спустя некоторое время приступили к работе.

Для самого мастера отреставрировать храм означало не только восстановить его в былом виде. Гауди намеревался и воссоздать здание собора, и реконструировать его. Так, в проект, предложенный архитектором, входило разрушение обоих иконостасов, готического и барочного, находившихся в предалтарной части, перемещение хоров от нефа ближе к алтарю, изменение интерьера капеллы Троицы, сооружение новой кафедры и балдахина над алтарем, а также изготовление новых витражей.

Предложенные Гауди новые элементы конструкции ни в коей мере не были призваны нарушить общую структуру архитектурной композиции собора, которую мастер рассматривал прежде всего как некий пластичный материал-основу. Подобные детали выражали эстетические и смысловые устремления автора; они же являлись теми акцентами, которые позволили увидеть собор, выстроенный в готико-барочном стиле, с несколько иной стороны.

Одним из нововведений, привнесенных в композицию храма Гауди, стали стулья, выполненные в готическом стиле[17]. Они были перенесены с хоров в предалтарную часть собора и, кроме того, выкрашены живописцем Хосе Хухолем с помощью контрастных и ярких насыщенных красок. Каноников, никак не ожидавших увидеть подобный результат трудов архитекторов и декораторов, охватил ужас, а потому спустя некоторое время стульям храма по распоряжению Гауди был возвращен их первоначальный облик.

Реконструкции и демонтажу подверглась также и деревянная галерея, находившаяся в королевской капелле. Она пересекала центральную часть капеллы, и потому Гауди решил устранить ее, даже несмотря на ее ценность как историко-культурного памятника: известно, что капелла была построена в 1269 году.

Той же участи подверглись и другие элементы интерьера храма. Так, оказался демонтированным и иконостас, выполненный в стиле барокко и созданный во второй половине XVIII столетия. Спустя некоторое время его перевезли в другой храм.

За ним находился иконостас, выдержанный в готическом стиле и созданный в XIV веке. Он-то и был включен Гауди в общую архитектурную композицию и размещен над дверьми деревянной галереи в два уровня: внизу – лицевая сторона, над ней – оборотная.

Основным материалом, используемым Антонио Гауди во время декорирования интерьера храма на Мальорке, стало железо. Необходимо сказать, что и работая над реставрацией знаменитого собора мастер не отошел от выработанных им художественных методов, в частности опоры на народное искусство и ремесла.

В создании некоторых деталей интерьера собора в Пальма-де-Мальорке принимали участие местные кузнецы, которые, нужно заметить, не обладали тонким художественным вкусом и чутьем, но тем не менее могли создавать превосходные по красоте кованые изделия. Так, например, народными умельцами было изготовлено ограждение предалтарной части храма, которое к тому же выполняло функцию подставки для свечей. Нижнюю часть его украшали гербы Мальорки и Арагона

Новыми, введенными Антонио Гауди деталями интерьера храма стали канделябры, закрепленные на стенах королевской капеллы, и ограждение, установленное перед креслом епископа.

С продолжением строительных работ в храме на Мальорке коллажное начало в стиле архитектуры самого здания усиливалось. Так, например, оно проявилось в такой детали интерьера, как размещенные по распоряжению Гауди вокруг алтарного стола четыре древние колонны, которые еще задолго до реконструкции были демонтированы, вынесены из собора и размещены в прилегавшей к основному зданию молельне. Колонны, по прошествии нескольких веков вновь установленные в храме, по замыслу испанского архитектора стали выполнять роль гигантских канделябров.
Еще одной деталью, введенной Гауди в общую композицию храма, стал прямоугольный плосковспарушенный балдахин. Под ним размещалась семигранная корона-многоугольник. Каждая грань короны символизировала одну из семи ипостасей Святого Духа, а ее украшением служили кованые железные виноградные листья и колосья. Кроме того, с каждой стороны той короны было вывешено по семи огромных лампад.

Во время строительства-реконструкции храма на Мальорке не обошлось и без печальных эксцессов. Так, например, однажды, тяжело заболев, Антонио Гауди дал мастеру Рубиo неправильный расчет веса многоуровневого балдахина храма. Итогом ошибки чуть было не стала трагедия: во время церемонии открытия собора тросы не выдержали неверно рассчитанной массы гигантской декоративной детали и лопнули[18].

К счастью, в тот день обошлось без человеческих жертв. Результатом же непредвиденного случая стало изменение конструкции короны. Только одну грань изготовили из кованого железа, все остальные же были выполнены из проволоки и дерева, что значительно снизило вес общей конструкции. Такой облегченный макет и играл тогда роль подлинной детали балдахина.

Демонтажу подверглись также и детали хоров. Они затем стали основой для сооружения галереи для певчих, размещенной по обеим сторонам предалтарной части храма. В нефе по проекту Гауди были установлены канделябры, высота которых достигала 5 м. Таким образом, задачей мастера стало создание своеобразного цоколя, предназначенного для установки колонн-восьмигранников, высота которых по плану архитектора составляла не менее 20 м.

Кафедру храма венчал огромный балдахин, на крыльях которого планировалось сделать надписи. После открытия храма местные жители стали называть кафедру не иначе как «гриб», настолько ее конструкция была похожа на него. В 1970 году по распоряжению настоятеля балдахин убрали, даже несмотря на то, что уже тогда создание Гауди было объявлено национальным памятником архитектурного искусства.

Новыми элементами в композиции интерьера храма стали светильники, размещенные в главном нефе собора, а также установленные в разных частях храма различные предметы церковного обихода и мебели. Большинство из них были созданы по проектам, авторство которых принадлежит самому Антонио Гауди.

По проектам испанского мастера были изготовлены многочисленные витражи. По заказу епископа, на них были нанесены не изображения, а надписи титулов Марии. Но и такие витражи представляли собой произведения искусства. Используемые мастером различные вариации размещения цветного стекла позволили создать неповторимые по красоте детали интерьера.

Особенный интерес представляет тот факт, что при создании витражей для собора на Мальорке, накладывая стекло одного цвета на другое и используя игру светового луча, мастер стремился достичь нового цветового эффекта, который рождался бы в потоке света, то есть естественным путем.

Анализируя стиль архитектуры храма в Пальма-де-Мальорке, можно с уверенностью говорить о том, что Антонио Гауди остался верен своим творческим принципам. Среди них необходимо назвать следующие: уверенность в правоте своих решений, касавшихся вопросов использования тех или иных способов реконструкции здания и выбора элементов его декорирования, понимание существующего материала как естественного и пластичного, а также богатство творческого замысла и авторской фантазии как в отношении построения общей композиции, так и в создании отдельных элементов[19].

Среди декоративных деталей, разработка стиля которых принадлежит Антонио Гауди, следует упомянуть различные надписи, например сделанные по принципу так называемой суперграфики на колокольнях Саграда Фамилиа, а также надписи на скамье парка Гуэль (прочесть которые можно только с близкого расстояния) или поручнях и ступеньках лестницы храма в Пальма-де-Мальорке.

Традиция делать надписи на поверхности деталей архитектурных сооружений была воспринята Гауди из народного творчества и культуры Каталонии. Подобная народная сакрализация обыденных понятий и предметов гармонично сочетается в произведениях Гауди с символикой, призванной обозначать стороны света. Так, например, фриз северо-западной части галереи дома Висенс украшает следующая надпись: «О летняя тень», юго-восточной – «Солнце, солнышко, приходи посмотреть на меня» и юго-западной – «Домашний очаг, да здравствует очаг любви». Все эти надписи сделаны на родном для архитектора каталонском языке (диалект района Реуса).

Народный элемент в творческой манере Гауди понимали и принимали все его заказчики. Они принимали его, наверное, потому, что всем им, несмотря на образованность и городской образ жизни, народная стихия была близкой и родной. Черты народной культуры в творчестве Гауди можно обнаружить, например, в стиле интерьера дома Кальвет.

Наряду с надписями, встречающимися в доме Кальвет, в качестве отдельной детали интерьера присутствует также и молоточек, укрепленный на одной из стен и использующийся вместо звонка. Этот молоток имеет весьма сложную форму. Рукоятка его выполнена в форме греческого креста. Она ударяет по сделанному из металла насекомому. В целом композиция олицетворяет справедливость, карающую порок.

Подобная часто имеющая примитивную трактовку символика нередко наполняется в произведениях Антонио Гауди личным авторским содержанием. В связи с этим необходимо вспомнить подъемные окна большого зала дворца Гуэль. Для каждого из них мастер подобрал отдельные противовесы с тем, чтобы при подъеме каждое из окон издавало свой неповторимый звук.

Особенный интерес представляют и витражи, установленные в вестибюле епископского дворца в Асторге. Все они сложены из разноцветной смальты. Однако центральную часть стеклянной композиции составляют более толстые кусочки материала, а периферийную – тонкие.

Таким образом, по-разному преломляясь в потоке световых лучей, участки смальты создают свой собственный колорит, часто зависящий от интенсивности светового потока, что, в свою очередь, влияет на степень насыщенности и яркость красок композиции.

Не менее интересно и цветовое решение оставшейся неосуществленной скульптурной группы, предназначенной для храма, находящегося в Пальма-де-Мальорке. В данной композиции, так же как и в предыдущей, решающее значение имеет свет. Планировалось, что нимб, окружавший голову Марии, будет выполнен из мозаики, имеющей золотисто-желтый цвет, а покрывало и остальные фигуры – из полупрозрачного алебастра, сквозь слой которого можно было бы разглядеть разноцветную смальту.

Антонио Гауди был мастером с грандиозными и высокими (иногда в прямом смысле слова) устремлениями. Так, например, именно ему принадлежит предложение создать из керамической мозаики огромный герб Монсеррата и разместить его на одном из склонов горы. Кроме того, испанский мастер создал проект гигантских колоколов, которые планировалось установить в ущелье между скалами[20].

С 1914 года Гауди оставил работу над частными заказами и целиком посвятил себя строительству храма Саграда Фамилиа. Все более углубляясь в себя, он становился более эксцентричным, свято верил в свое мессианское предназначение. Он жил отшельником в своей мастерской, расположенной на строительной площадке, и выходил только время от времени «с шапкой в руке» для сбора средств на строительство храма. В эти годы он жил только своим детищем.

Нередко Гауди, пытаясь каким-либо образом охарактеризовать и объяснить окружающим суть своего художественного метода, говорил о том, что он является последователем традиций готики и византийской архитектуры. Современники утверждают, что наиболее часто о византийской и готической традиции от Гауди можно было услышать во время возведения дома Милa и строительства собора Саграда Фамилиа[21].

Итак, как уже отмечалось нами выше, произведения, созданные известным испанским мастером, красноречивее всяких слов говорят о связи их архитектуры со стилем «мудехар» (модерн) и традициями национального народно-каталонского зодчества. Ставшие своеобразным воплощением творческих устремлений автора-новатора, они выбивались из целого ряда идеологических установок, разработанных представителями самых разных создававшихся в то время в архитектурном искусстве направлений и течений.

Художественный метод, выработанный Антонио Гауди, на рубеже XIX–XX веков был известен только узкому кругу близких друзей, меценатов и зодчих. Не описанные в литературе художественные принципы испанского мастера в течение долгого времени оставались неизвестными европейским зодчим. Становление и развитие художественного метода Гауди происходило в тот период, когда в Западной Европе процветал стиль функционалистов и пуристов, провозвестников доминирующего начала прямой линии, прямых углов и упрощенных форм в архитектуре.

Помимо грандиозных и монументальных произведений Антонио Гауди, известны и незначительные его работы, а также ряд городских построек, авторы которых во время строительства брали консультации у великого зодчего.

Среди малых работ испанского мастера следует отметить прежде всего здание кинотеатра, получившего название «Сала Мерсе». Проект его был создан по просьбе близкого друга архитектора, художника Гранера. Главной достопримечательностью кинотеатра является фойе, росписи которого изображают сцены Ада.

Интересной и в полной мере отразившей творческий потенциал и своеобразие художественной манеры автора деталью стали билетные кассы «Сала Мерсе». Их две: в одной место кассира занимает кукла, очень похожая на кассира, сидящего в соседней кассе.

Необходимо заметить, что внесение изменений в первоначальный проект во время строительства того или иного здания с течением времени превратилось в своеобразный творческий метод Гауди. Однако так было только до того времени, когда появились целостные, выпускающиеся по принятому стандарту изделия, используемые при возведении построек и их окончательной отделке.

Современные исследователи творчества Гауди и его близкие друзья не раз говорили о том, что он в буквальном смысле слова жил на строительной площадке[22]. Если другие архитекторы проводили большую часть своего времени за подготовкой проекта, стараясь тщательно выверить все данные, то Гауди, напротив, всю основную работу по доработке проекта и непосредственному возведению здания переносил на строительную площадку.

С самого начала самостоятельной деятельности обязательное присутствие на строительной площадке стало своеобразной творческой манерой Гауди. Так, во время возведения дома Висенс архитектор весь день проводил на стройке и то и дело отдавал рабочим распоряжения о демонтаже той или иной детали будущего здания.

Вмешательство Гауди в строительные дела сводилось к минимуму только в тех редких случаях, когда он сам не мог руководить работами. Так случилось во время возведения Эль Каприччио. Тогда на строительной площадке находился помощник Гауди, Касканте, предварительно получивший от мастера подробные рекомендации и обстоятельнейший план ведения работ. Говорят, Гауди, полагавшийся на точное выполнение помощником данных им рекомендаций, посетил стройку лишь однажды.

Антонио Гауди был настоящим мастером. Это признают не только рядовые любители архитектурного искусства, но и профессиональные зодчие и теоретики как минувшего века, так и нынешнего. В заключение главы хочется привести полностью раскрывающие глубину таланта Гауди слова известного французского писателя-историка Пьера Лаведана, который как-то сказал по поводу работы испанского мастера над реставрацией собора на Мальорке: «Кафедральный собор удостоился чести быть отреставрированным Гауди»[23].

Главной заслугой Антонио Гауди современные исследователи архитектурного искусства считают то, что он смог обратить внимание как обывателя, так и человека, создающего объемно-пространственные сооружения, на природные формы и к тому же нашел для них место в архитектурной композиции.

Особенное значение в творческом методе испанского мастера имеет такой прием, как использование гиперболических параболоидов, гиперболоидов и геликоидов. На самом деле за столь замысловатыми названиями скрываются достаточно простые для восприятия формы.
Для того чтобы иметь представление об указанных выше формах, необходим небольшой экскурс в геометрию. Итак, гиперболическим параболоидом называется геометрическая пространственная фигура, которая образуется при скольжении прямой по двум другим, непараллельным прямым в пространстве. При этом направляющие прямые оказываются параллельными.

Гиперболоид – это тело, получаемое при вращении гиперболы вокруг ее оси (мнимой или действительной). А геликоидом (или, как говорят математики, винтовой поверхностью) называется поверхность, которую описывает прямая линия, вращающаяся с постоянной скоростью вокруг неподвижной оси и одновременно перемещающаяся поступательно с постоянной скоростью вдоль данной оси.

Подобные пространственные фигуры и стали основой художественного метода, выработанного Антонио Гауди. При этом архитектор не просто копировал объекты природы, но и видоизменял их.

Причин тому было две: первой являлась авторская фантазия, а второй – сами заимствованные формы, которые в природе обязательно рельефны и фактурны, то есть покрыты растительностью, усыпаны камнями и имеют определенный цвет.

Таким образом, копировать эти формы и без изменений помещать их в архитектурную композицию было невозможно. Именно поэтому Антонио Гауди заимствовал у природы только геометрическую форму и геометрический принцип и уже затем, дополнив природными элементами, переносил их в стиль создаваемого архитектурного сооружения.

Ярким примером использования заимствованного из природы геометрического принципа стала архитектура знаменитого барселонского собора Саграда Фамилиа.

Подобный перенос образов природы в архитектурное сооружение на рубеже XIX–XX столетий стал эпохальным и революционным для развития не только национального испанского, но и мирового зодчества. Антонио Гауди стал новатором, который без лишних теоретических рассуждений и высоких слов смог продвинуть архитектурное искусство мира на шаг вперед.

Постоянное изменение первоначального проекта также стало характерной чертой творческого метода испанского мастера. Во время строительства того или иного сооружения создавалось впечатление бесконечности творческого процесса. Казалось, что проект никогда не будет завершен, настолько часто автор вносил изменения в свой первоначальный замысел. Ярким примером тому может служить проект здания епископского дворца в Асторге. Дело в том, что он был построен без участия самого архитектора, но в точном соответствии с представленным им проектом. Однако, как известно, последний имеет существенные различия с тем, который был отправлен самим Гауди в Академию Сан-Фернандо.

Таким образом, можно с уверенностью говорить о том, что все произведения, созданные Гауди, являются результатом неустанных поисков автора на пути к созданию совершенного по архитектуре и стилю сооружения.

 


2. Архитектурный облик Барселоны

2.1 Архитектурное богатство Барселоны

Барселона – это воспоминание о Дон Кихоте и Колумбе, это архитектурные творения Гауди и цветные фонтаны.

Разумеется, не один Гауди создавал современную Барселону. Город знавал множество талантливых архитекторов на сравнительно коротком отрезке времени, именуемом Каталонским Возрождением. Кроме Барселоны Гауди, существует еще и современная Барселона, готическая Барселона, и район «Испанская деревня», в которой воплощены стили всех испанских провинций, и знаменитая Рамбла – район старой Барселоны. Но Барселона Гауди – это нечто особое, ни с чем не сравнимое. Тринадцать объектов (не всегда это здания), построенных Гауди в Барселоне, придают ей своеобразие и очарование и являются неотразимой приманкой для туристов[24].

Столица Каталонии Барселона с населением 1,5 млн человек – средиземноморский город со своими историческими корнями, традициями и культурными связями. История города восходит ко II веку до н.э. По размерам и численности населения это второй город Испании, который бурно развивался в второй половине XIX века. В архитектурном облике Барселоны прослеживаются черты различных эпох и стилей: извилистые улочки исторического центра соседствуют со строго геометрическими кварталами современного делового центра. Сердцем города является площадь Каталунья, от которой в сторону порта и смотровой площадки у памятника Колумбу отходит бульвар Ла Рамбла. В 200-х метрах от площади на Calle Pelayo в величественном здании находится лингвистическая школа «Дон Кихот».

Недалеко от Plaza Catalanya расположена также «Интернэшнл Хаус Барселона», которая входит в организацию, объединяющую более чем 110 школ по всему миру. Школа занимает 4 этажа просторного здания и имеет 25 оборудованных классных комнат, компьютерный класс с подключением к интернету, библиотеку, конференцзал, где проходят просмотры фильмов, бар-террасу для отдыха. В школе обучают испанскому языку иностранцев, а испанцев – французскому, немецкому и английскому языкам. Таким образом, в школе создана среда языкового общения.

Между площадью Каталунья и улицей Портаферисса расположена большая торговая зона с супермаркетами, магазинами и бутиками. Юго-восточнее находится так называемый Готический квартал. Он построен на месте бывшего римского поселения и изобилует зданиями в стиле готики. Кроме Кафедрального Собора и дворцов, здесь еще можно увидеть остатки римских сооружений. Улица Виа Лаэтана отделяет Готический квартал от квартала Ла Рибера. Одна из его улиц, Монкада, застроена отлично сохранившимися частными дворцами. Во дворце Агиллар разместился музей Пикассо.

Барселону называют городом гениального Гауди. Его творения можно увидеть в районе Эйшампле, который начал застраиваться в последней трети XIX века. Если следовать от площади Каталунья по бульвару Пассеч де Грасия, то можно увидеть дом Каза Батльо, построенный по проекту Гауди. В этом уголке Барселоны находятся три дома, абсолютно не похожих по стилю, поэтому его называют «яблоком раздора». Чуть дальше находится еще одно известное здание Гауди – Каза Мила. Недалеко возвышается его последнее произведение: всемирно известный Собор Святого Семейства (Саграда Фамилия). Еще один его архитектурный шедевр Дворец Гуэль, объявленный ЮНЕСКО достоянием человечества, находится на улице Ноу де ла Рамбла. В районе Эйшампле находятся большинство бутиков известных модельеров.

К излюбленным местам отдыха, где барселонцы любят проводить вечера, относится район Олимпийской Деревни, построенной в районе портовой зоны к играм 1992 года. Большой морской бульвар и широкая зеленая зона изобилуют кафе, ресторанами и барами.

Еще одним популярным местом отдыха является гора Монжуик, своеобразный символ Барселоны. Это сосредоточие выставок, музеев, спортивных сооружений, зон отдыха. Местной изюминкой является Фуэнте Мажика – каскад фонтанов, праздник воды, музыки и цвета. Любители попробовать различную испанскую кухню могут сделать это в Испанской Деревне, где собраны образцы региональной испанской архитектуры.

Что же касается вечерних и ночных развлечений, то особенно много музыкальных баров и дискотек на проспекте Диагональ, который словно разрезает город на две части. Более изысканные и дорогие развлечения расположены в районе площади Франческа Масья.

На бульваре Via de les Corts, проходящем параллельно проспекту Диагональ, расположена одна из крупнейших лингвистических школ Enforex. Школа занимает старинный особняк, отреставрированный под нужды современного учебного заведения. Для школьников 14–17 лет великолепную программу обучения и отдыха организует расположенный в Барселоне Университетский Центр Абат Олиба.

Барселона – город музеев. Надписи в большинстве музеев сделаны на двух языках: испанском и каталанском. Это усложняет осмотр. Однако некоторые путеводители и альбомы изданы на русском языке. Правда авторы Жорди Бонет и Арменголь снабдили текст буклета о Храме Св. Семейства терминами, в которых без специалиста не разобраться, например, «геометрическая модуляция» или выражение «распределить инертную нагрузку и умножить число активных элементов». Но сам факт издания справочной литературы на русском языке говорит о том, что русские туристы – не такая уж редкость в этих краях.

Барселонцы очень любят свой город, с удовольствием рассказывают о его многовековой истории. С большой гордостью говорят барселонцы о путешествиях Колумба, не преминув добавить, что, лишь отправившись в свое второе путешествие из Барселоны, достиг он берегов Америки. В честь этого события установлен на набережной памятник, где восемь бронзовых львов стерегут восемь бронзовых баральефов на сюжеты из жизни Колумба, а 60-метровая колонна увенчана восьмиметровой скульптурой, изображающей великого путешественника (архит. Г. Бухигас, скульптор Р. Аре). Здесь же на набережной Колумба на третьем этаже небольшого дома – квартира Сервантеса.

Свободолюбивая Каталония и красная Барселона навсегда вошли в историю борьбы с фашизмом. Отсюда от берегов Каталонии уходили корабли с испанскими партизанами, которые предпочли жить вдали от любимой родины, чем покориться фаланге Франко.

Всем, кому довелось побывать в Барселоне среди многих впечатлений и «открытий», пожалуй, самым удивительным событием является встреча с произведениями испанского архитектора Антонио Гауди. Нет того, с чем можно сравнить его постройки, игру цвета и света, неожиданные ракурсы форм, внутреннюю экспрессию каждой из них, смелое, новаторское использование традиционных строительных материалов. Ни одно его произведение не может оставить зрителя равнодушным, требует от него определенного активного восприятия.

На это, как правило, и делают ставку туристические фирмы, организующие поездки в Испанию. Практически у каждого крупного московского туроператора есть тур по обзору Барселоны с упором именно на его архитектурную сторону, созданную А. Гауди. Сюда могут входить как экскурсионные туры, так и просто обзорные экскурсии по городу в рамках общего посещения Испании. Данные об экскурсиях и фирмах можно наглядно отобразить в таблице.

Можно сделать вывод о том, что архитектурный облик и культурное наследие Барселоны весьма привлекательны для российских туристов, что учитывается туроператорами при составлении экскурсионных программ. Обзорные экскурсии по каталонской столице не обходятся без упоминания вклада в становление ее неповторимого облика великого архитектора А. Гауди.

 

2.2 Вклад А. Гауди в становление неповторимого облика испанской столицы

 

Стиль, в котором творил Гауди, традиционно относят к модерну[25]. Однако фактически в своём творчестве он использовал элементы самых различных стилей, подвергая их творческой переработке. Творчество Гауди можно разделить на два периода – ранние постройки и постройки в стиле национального модерна (после 1900). Хронологию его построек можно выстроить следующим образом:

1883–1888 Дом Висенс, Барселона – включен в список «Всемирное наследие ЮНЕСКО» в 2005 году.

1883–1885 Эль Капричо, Комильяс (Кантабрия)

1884–1887 Павильоны усадьбы Гуэля, Педральбес (Барселона)

1886–1889 Дворец Гуэля, Барселона – включен в список «Всемирное наследие ЮНЕСКО» в 1984 году.

1888–1894 Школа при монастыре Святой Терезы, Барселона.

1889–1893 Епископский дворец в г. Асторга Кастилия (Леон).

1891–1892 Дом Ботинес, Леон.

1891–1926 Собор Святого Семейства, Барселона – включен в список «Всемирное наследие ЮНЕСКО» в 2005 г.

1892–1893 Миссия Францисканцев в Танжере (не построена)

1895–1898 Винные погреба Гуэля, Гараффа – включен в список «Всемирное наследие ЮНЕСКО» в 2005 г.

1898–1904 Дом Кальвет, Барселона

1898–1916 Часовня и крипта Колонии Гуэля, Санта Колома де Сервелло

1900–1902 Дом Фигерас по улице Бельэсгуард, Барселона

1900–1914 Парк Гуэль, Барселона – включен в список «Всемирное наследие ЮНЕСКО» в 1984 году.

1901–1902 Усадьба Миральяс

1904 Склады кузнечной артели Бадиа

1905 (май) Проект гостиницы «Attraction», Нью-Йорк (не реализован)

1904–1906 Дом Бальо («Дом костей»), Барселона – включен в список «Всемирное наследие ЮНЕСКО» в 2005 году.

1904–1914 Реконструкция Кафедрального собора, Пальма де Мальорка

1906–1910 Дом Мила («Каменоломня»), Барселона – включен в список «Всемирное наследие ЮНЕСКО» в 1984 году.

1909–1910 Приходская школа при Соборе Святого Семейства, Барселона

Работы Гауди в Барселоне, расположенные в хронологическом порядке, наглядно представят нам эволюцию творчества гениального архитектора, а также помогут оценить вклад архитектора в становление неповторимого облика этого города. Как уже было замечено выше и как мы можем увидеть из приведенного хронологического списка, Антонио Гауди принадлежит авторство огромного количества больших и малых произведений архитектурного искусства. Рассмотрим каждое из них подробнее[26].

Под номером 18 на улице Каролинес, в квартале Грасия, расположено первое важное творение Гауди – дом Каза Висенс (приложение №1), построенный между 1883 и 1888 годами по заказу владельца кафельных предприятий Мануэля Висенса. Это первоначальное творение Гауди является частной собственностью, поэтому осмотреть его можно лишь снаружи.

Официально периодом создания дома Висенс является 1878–1888 годы. Однако эти цифры носят весьма условный характер. Так, известен тот факт, что Гауди подписал проект только в 1883 году. Он дошел до наших дней. Удалось сохранить также и лист с нанесенным на него ситуационным планом дома.

То обстоятельство, что заказчик являлся еще и продавцом плитки, на определенном этапе развития творчества зодчего сыграло свою роль. В дальнейшем Гауди будет проводить массу экспериментов по применению керамики в отделке сооружений разного характера.

Уже в этой первой работе мастера были намечены основные принципы его творческой манеры. Современники посчитали генеральный план здания дома Висенс неожиданным по своему архитектурно-художественному решению и оригинальным: фасад особняка располагался близко к брандмауэру и уходил внутрь сада выступами.

План здания был рассчитан так, что постройка легко вписывалась в отведенный полукруг участка. Поэтому можно в равной степени говорить о существовании одного или трех фасадов здания. Подобное архитектурное решение позволило создать настоящее произведение искусства.

Здание дома Висенс, в сравнении с другими постройками Гауди, отличается простой конструкцией[27]. Несущие стены сделаны из кирпича. Балки междуэтажных перекрытий, а также кровля – деревянные. Новым для архитектуры Испании конца XIX века стало создание подвальных помещений, перекрытия которых были собраны из кирпичных перегородчатых сводов, а кровля состояла из целого ряда выложенных из кирпича плоскостей, расположенных по наклонным деревянным балкам.

Нововведением Гауди стала также и особенная, необычная для того времени, конструкция кровли. Архитектором впервые был применен способ обхода кровли по всему ее периметру. При этом имевшиеся повороты кровли были отмечены сооруженными беседками с устроенными над ними небольшими куполами. Обход, сделанный по периметру кровли, словно продолжают обходные галереи, включенные в конструкцию третьего этажа здания. При этом все угловые повороты зафиксированы шестигранными балконами.

Анализируя архитектуру дома Висенс, видимо, нужно говорить об эклектизме традиций и одновременно способов выражения персонального авторского замысла. Композиция здания дома Висенс построена на необычайно остром конфликте. Ярким примером тому может служить очевидное противоречие: видимому устремлению всего сооружения вверх противопоставлены ярко выраженные и потому отяжеляющие здание горизонтальные линии двух первых этажей.

Как известно, дом Висенс подвергался многочисленным перестройкам. А потому судить сегодня о масштабах авторского замысла не приходится. Но и сейчас дом Висенс признан одним из красивейших сооружений Барселоны.

Здания усадьбы Финка Гуэль (приложение №2), расположенные на проспекте Педралбес – это первая из работ Гауди, выполненных по заказу мецената, который в дальнейшем станет его большим другом. Имя Эусеби Гуэля, выдающего деятеля тех времен, принадлежавшего к классу крупной буржуазии, остается неразрывно связанным с именем Гауди.

В 1883 году дон Эусебио Гуэль решил выкупить большую усадьбу, располагавшуюся недалеко от Барселоны. В 1897 году селение, в котором находилась усадьба, стало одним из районов города. На территории этой усадьбы Антонио Гауди и выстроил по заказу ее владельца ряд сооружений, в числе которых дом привратника, конюшня, манеж, ограждение и ворота, а также смотровые площадки. Исследователи ограничивают период строительства усадьбы 1884–1887 годами.

Несмотря на многочисленные переработки, архитектура арки сохранила черты, присущие стилю испанского мастера. Среди прочих можно назвать следующие детали, демонстрирующие творческую манеру Гауди: ребристое навершие, имеющее сложную форму, верхний сегмент арки, сдвинутый вверх и раздвинувший контрфорсы, завершающиеся элементами, похожими на пинакли.

Архитектор выступает как истинный мастер сочетания разнообразных форм и красок. Произведение целиком строится на своеобразной игре истинных и декоративных арок, цветового контраста (в качестве примера могут служить используемые автором сочетания необлицованного кирпича и белой и зеленой керамической плитки), свойственной для творческой манеры Гауди «биологичности» вводимых в композицию форм[28].

Особенный интерес в усадьбе Гуэль представляет подъездной путь, сооружения которого образуют самостоятельный по содержанию и стилю комплекс. Несомненно, он является частью общей архитектурной композиции усадьбы. Но вместе с тем это и отдельное произведение искусства, также построенное на конфликте и состоящее (как и должно быть у Гауди) из сочетания несочетаемых частей (так называемые ворота Дракона, дом привратника и конюшня). Деталь головы дракона, украшающего ворота усадьбы Гуэль.

Архитектура усадьбы Гуэль примечательна тем, что при ее создании мастер последний раз в своем творчестве использует элементы искусства «мудехар». Среди последних можно указать такие: ложные арки, вход в которые закрыт рядами кирпичной кладки, резная штукатурка, подобно коврам украшающая стены построек, а также решетки, маскирующие окна.

Ворота несут не менее важную, чем павильоны, стилистическую и содержательную нагрузку в архитектурной композиции усадьбы Гуэль. Рисунок решетки ворот появился в 1885 году, и спустя некоторое время ее выковали в мастерской Вальета и Пикера. Одна из створок ворот навешена на железный стержень. Нижняя ее часть – это простая решетка, собранная из тонких стержней, украшенных металлическими пластинами и прикрепленными к ним выкованными бутонами роз. В верхней же части располагается фигура дракона, удерживаемого цепями. Сделанный из железа рисунок тем не менее отличается изысканностью и одновременно конструктивностью. Так, тело дракона образуют волнистая железная ось и нервюры, к которым крепится проволочная сеть, а хвост и шею – круглые в сечении и закрученные в спирали железные прутья.

Строительство усадьбы Гуэль привлекло внимание испанцев к Гауди. Так, в мае 1885 года в барселонской газете «Эль Коррео Каталан» появилась статья, посвященная архитектуре усадьбы и отдельно – воротам. Репортер писал о том, что это были «великолепные ворота из железа, спроектированные архитектором господином Гауди для сада в Сарриa, на которых изображен, в соответствии с легендой, дракон, охраняющий вход, расположенный в конце длинной дороги, ведущей в заколдованный сад»[29].

В настоящее время в усадьбе размещается Кафедра Гауди Университета Барселоны.

Пышный особняк Палау Гуэль (приложение №3), расположенный на улице Ноу де ла Рамбла, был построен между 1886 и 1888 годами по заказу графа Эусеби Гуэля. Это первый образец того стиля, который в дальнейшем будет отличать архитектурные работы Гауди: игра с колоннами, параболические арки, своды, обилие различных материалов и техника «тренкадис» (использование битой керамики) на трубах на крыше.

Рассказывают, будто в первый день после завершения строительства здания мимо дворца шел неизвестный. Увидев величественную постройку, он остановился и воскликнул: «Какая странная и необычная вещь!» Слышавший эти слова Гуэль тогда сказал: «Теперь он мне нравится больше». Вероятно, даже сам заказчик, дон Эусебио Гуэль, нередко задумывался над тем, насколько оправданной является творческая свобода автора сооружения. На самом деле дворец Гуэль стал в то время самой необычной постройкой в городе. Необходимо заметить, что еще во время его сооружения среди местных жителей ходили самые разные слухи и легенды, повествовавшие о тех или иных загадочных случаях, якобы происходивших во время строительства то с самим мастером, то с рабочими, то с заказчиком. А автор одной из публикаций сравнивал возведение дворца Гуэль с сооружением Вавилонской башни, а саму постройку назвал Вавилонским дворцом.

Официально периодом строительства дворца Гуэль считаются 1886–1888 годы. Однако на самом деле последние работы по отделке постройки были завершены только в 1890 году. Тем не менее фронтон дома украшает надпись: «1888». Это свидетельствует только о том, что Гауди, верный своим принципам, и после завершения строительства вносил некоторые изменения в архитектуру уже готового дома.

Дворец Гуэль стал необычным сооружением не только для архитектуры города, но и для определенного периода творчества самого мастера. Так, если в предыдущих его работах можно выявить черты, связывающие их с направлением «мудехар», то дом Гуэль явился своеобразным воплощением так называемой неоготики (хотя и с привлечением элементов авторского стиля).

Присутствуют в архитектуре здания и традиции эпохи Ренессанс. Так, следуя принципам создания ренессансного палаццо, автор располагает постройку вокруг внутреннего двора. Однако сам двор при этом начинается на уровне бельэтажа и увенчан куполом.

При взгляде снаружи прямолинейная архитектура дворца кажется несколько суховатой. На самом деле за подобной ясностью фасадов скрывается сложная структура компоновки внутренних помещений. Мистицизм и некоторая загадочность здания дворца Гуэль открываются для зрителя и при взгляде на главный фасад, выходящий на узкую улицу. Кроме того, при рассмотрении дома с близкого расстояния кажется, будто здание лишено башенной части, заметить которую можно только издали, когда не видны плоские стены фасада.

По существу, архитектура дворца Гуэль, равно как и любое другое произведение Антонио Гауди, отличается ярко выраженным эклектизмом. Сильно выдающийся вперед плоский эркер и высокие въездные арки являются деталями, заимствованными мастером из ренессансного палаццо. Витые решетки, подчеркивающие вертикальные линии первого этажа, и выполненные в готическом стиле детали, составляющие эркер, свидетельствуют о близости стиля здания к венецианской архитектуре.

Нужно сказать о том, что во многом характер архитектуры дворца Гуэль определили малые размеры участка. Так, архитектор оказался лишен возможности использовать в композиции свой излюбленный прием – устройство вокруг постройки глубокого рва-приямка. Именно поэтому столь значительную роль в конструкции здания мастер отвел вентиляционным шахтам, которые расположены во всех помещениях дома и высятся, подобно гигантским шпилям, над его крышей.

Остается только добавить, что при создании дома Гауди использовал 127 колонн различной конструкции и назначения. При этом все они изготовлены из твердого известняка. А потому решение архитектора сделать их чрезвычайно тонкими многим казалось неоправданным риском[30].

В 1944 году здание дворца Гуэль было приобретено Депутатским советом Барселоны. В настоящее время в его стенах открыт Музей сценического искусства. В его холле располагаются бюсты Антонио Гауди и дона Эусебио Гуэля, автора и заказчика. Мебель, когда-то находившаяся в доме и принадлежавшая хозяевам, в настоящее время экспонируется в Музее Гауди, что в парке Гуэль. Здание, объявленное ЮНЕСКО Всемирным Достоянием, принадлежит государству и открыто для посещений.

Школа Святой Терезии (приложение №4), расположенная на улице Гандучер, была построена в 1889 году. Сегодня в этом творении гениального архитектора находится центр начального и среднего образования

Здание школы, в котором должны были обучаться монахини ордена Святой Терезы, было заложено в 1888 году. Автор первого проекта Коллегио Терезиано остался неизвестен. Спустя год возведение колледжа продолжил Антонио Гауди.

Испанский мастер внес ряд изменений в архитектуру фасада здания, стиль которой заслуживает особенного внимания. Коллегио Терезиано заметно отличается от всех предыдущих работ зодчего строгостью и прямолинейностью форм.

Окна первого этажа автор расположил в пространстве, образованном кирпичными параболическими арками. В одном стиле с ними выполнены устремленные вверх фальшивые проемы аттика. Стиль же окон второго этажа можно охарактеризовать как нейтральный. В углах постройки, начиная с третьего этажа, закреплены по два кронштейна, которые на стыках образуют угол, используемый для крепления витой кирпичной колонны, увенчанной рельефным гербом кармелиток. Он выполнен по скульптурному проекту Гауди и изображает гору Кармель, центральную часть которой украшает звезда, а сверху находится крест. С обеих сторон креста располагаются символические изображения сердец Марии и Терезы. Над колонной размещены пинакли со скульптурным крестом, ветви которого показывают разные стороны света.

Особенный интерес в здании Терезианского колледжа представляет конструкция внутренних помещений. Пронизанный светом двор-коридор тянется вдоль всего уровня второго этажа постройки. Его поддерживают параболические арки, установленные на первом этаже.

По обеим сторонам двора-коридора располагаются дополнительные коридоры, образованные близко располагающимися друг к другу параболическими арками, сделанными из малоформатного прессованного кирпича, отделанного белым алебастром. Ту же конструкцию мастер использует и в стилевом решении архитектуры третьего этажа.

Необходимо заметить, что во время осмотра коридора Коллегио Терезиано изнутри создается впечатление, будто световой поток заливает все внутреннее помещение. Действительно, автор стремился к тому, чтобы создать такое конструктивное решение, при котором свет будет струиться сверху вниз, пронизывая здание насквозь, начиная с третьего этажа. Здание Терезианского колледжа интересно еще и тем, что в его архитектуре впервые появляются черты, присущие творчеству зрелого мастера. Среди них необходимо назвать прежде всего кирпичную колонну, установленную в самом, казалось бы, неожиданном месте – прачечной, находящейся на первом этаже.

Под номером 48 на улице Касп можно увидеть дом Каза Калвет (Приложение №5), законченный в 1899 году. Этот жилой дом, расположенный между двумя другими, хотя и выдержан в довольно традиционном стиле, тем не менее, включает в себя декоративные элементы, свойственные эстетике Гауди. Церковь Колонии Гуэль, расположенная в 12 км от Барселоны, считается многими одним из самых оригинальных творений Гауди. Работы по проекту, начатые в 1898 году, были окончательно прерваны в 1917 году. Архитектурная сложность формы закрытого гиперболоида с нервюрами и изогнутыми колоннами, как это ни парадоксально, создает атмосферу сосредоточенности. Форма и особенности цвета окон напоминают крылья бабочки. Известно, что природа была для Гауди огромным источником вдохновения[31].

На первый взгляд может показаться, будто дом Кальвет ничем не примечателен и похож на десятки других зданий, созданных в псевдобарочном стиле. Однако при более внимательном и детальном рассмотрении фасада дома становится ясно, что его архитектура неповторима и оригинальна.

Самостоятельное значение в архитектурной композиции несут арки и помещенные между ними пилястры, расположенные на уровне первого этажа и по форме напоминающие текстильные бобины. При сооружении входа в дом Кальвет Гауди решил отойти от монументальных средств, которые он использовал при возведении дома Ботинeс. Входная арка выделена в описываемой композиции низко расположенными верхними линиями, закругленным треугольным эркером и держащим его кронштейном, выполненном в скульптурном ключе. Кронштейн у входа в дом Кальвет представляет собой изображение стройного кипариса, издавна считавшегося в Каталонии символом гостеприимства. Ствол дерева словно бы упирается в огромную букву «С», являющуюся начальной буквой имени хозяина дома.

В архитектуре дома Кальвет Гауди остался верен себе. Простые на первый взгляд линии наделены у автора особенным значением и, собранные вместе, составляют целостную картину. Так, мягкие линии треугольных и четырехугольных балконов, сочетаясь с околами рустовки стены, создают сложный силуэт архитектурной композиции.

Данная постройка, сооруженная Гауди, была отмечена современниками еще при жизни автора. Так, 20 июня 1899 года муниципальные власти Барселоны объявили дом Кальвет лучшим зданием года.

В настоящее время весь первый этаж дома Кальвет занимают конторские помещения, в подвале размещается склад, предназначенный для хранения готовых тканей, а на оставшихся четырех этажах находятся жилые квартиры.

Парк Гуэль (приложение №6) изначально был задуман как жилой город-сад в английском стиле, однако эта идея не имела успеха. В результате в качестве образца были построены всего несколько домов, например, тот, в котором жил сам Гауди и который теперь является Домом-Музеем архитектора.

Осуществление проекта парка Гуэль было начато довольно быстрыми темпами. Уже в 1902 году на территории парка появилось ограждение с семью воротами, домиком привратника, большое количество виадуков и так называемый дорический храм, который планировалось использовать в качестве помещения для торговли. В 1903 году по распоряжению дона Эусебио Гуэля строительство парка было приостановлено. Тогда на приготовленных к застройке участках оставались лишь глыбы, с помощью которых были помечены центры будущих сооружений. Таким образом, из 60 запланированных проектов осуществленными оказались лишь два: домик привратника, впоследствии приобретенный самим автором, и дом, в котором жил заказчик[32].

Парк Гуэль стал настоящим произведением архитектурного искусства. В начале XX века его можно было считать культурным центром Барселоны, жизнь которого началась с открытия на его территории в октябре 1906 года первого съезда, посвященного каталонскому языку.

Знаменитая волнистая скамья была сооружена в парке Гуэль в период с 1907 по 1910 год. А небольшие по объему отделочные работы проводились вплоть до 1914 года. В 1922 году парк был приобретен муниципалитетом Барселоны и вскоре назван памятником архитектурного искусства начала XX столетия.

Каждое из сооружений, находящихся на территории парка Гуэль, представляет собой конструктивно и стилистически завершенное произведение, а потому заслуживает пристального внимания. С этой точки зрения интересны и главный вход в парк, и храм, украшенный каскадом, и бесконечная скамья с волнистой спинкой, и дорога протяженностью в 3 км.

Наиболее значительными по размерам постройками являются два павильона, расположенных у входа в парк. Один предназначен для размещения привратника, а во втором находятся зал ожидания (для гостей), туалетные комнаты, кабинет с телефоном и несколько контор.

За комплексом входных павильонов обнаруживается открытая площадка, заканчивающаяся лестницей, которая устремлена вверх к так называемому дорическому храму. Его планировалось использовать в качестве торгового павильона. Лестница, отделанная керамической плиткой, поднимаясь вверх, раздвигает подпорные стены храма. В них встроены два грота, один из которых использовался в качестве складского помещения, а второй, укрытый параболическим сводом, – для размещения экипажей. Зубцы, украшающие подпорные стены, повторяют мотив зубчатого декора ограждения террасы служебного домика, установленного при входе в парк Гуэль.

Пространства, образованные двумя ветвями лестницы, на различных уровнях оформлены по-разному. В нижних ярусах в качестве украшения используются искусственные сталактиты, поставленные в низкой чаше. Над площадкой поверх второго марша лестницы помещен диск со змеиной головой, скопированной с герба Каталонии. В центре третьего марша находится скульптурная ящерица, имеющая несколько необычный вид и отделанная осколками разноцветной керамической плитки. Далее лестница вновь разветвляется, уступая пространство маленькому гроту с расположенной там скамьей. Отсюда хорошо видна вся композиция целиком, а для отдыха можно воспользоваться скамьей, защищенной от ветров высокой спинкой и открытой для теплых солнечных лучей.

Многочисленные колонны составляют основу архитектурной композиции дорического храма. Всего их насчитывается 86 штук. При их проектировании и сооружении автор значительно отступил от классического дорического ордера. Колонны лишены энтазиса, а по форме они напоминают конусы. Их широкие каннелюры располагаются на высоте 1,5 м. Кроме того, колонны имеют удвоенный фриз с триглифами. А над высоким карнизом, украшенным по всей длине львиными головами, тянется спинка бесконечной скамьи.

Колонны храма являются оригинальными произведениями архитектурного искусства, стиль которых и раскрывает замысел мастера. Современные исследователи творчества Гауди склонны связывать появление дорических колонн в композиции парка с художественными пристрастиями хозяина застройки, дона Эусебио Гуэля.

Капители и столбы колонн были сделаны из кирпича. При этом для сооружения восьмиугольных абаков и плоских круглых эхинов архитектор использовал битый кирпич, армированный железными полосками. В центре каждой колонны проделывали удлиненную вертикальную полость, выполнявшую функцию внутреннего водостока при сложной кровле-террасе. Каждая из колонн поддерживает перегородчатые, сферические по форме купола, пространство между и над которыми заполнено дренажным слоем, а поверх него – толстым слоем земли.

Соблюдение пропорций и симметрии не являлось главным условием работы Гауди. Прием нарушения правильных форм, линий и сочетаний был использован и при создании композиции парка Гуэль. Мастер нарушил четко заданную схему построения тем, что удалил несколько колонн. Таким образом, на одном из участков были лишены опор шесть куполов, а на другом – четыре купола.

Для того чтобы обеспечить сооружению устойчивость, Гауди заменил нервюры, сделанные из армированной керамики, комплексом приплюснутых арок, выложенных кирпичом и поддерживаемых соседними опорами. Углубления же, образовавшиеся в освобожденных от колонн местах, были заполнены круглыми по форме плафонами, выполненными помощником архитектора Хосе Мариа Хухолем.

Пластичность и динамизм создаются в композиции за счет выступов, образующихся высоким антаблементом над капителями колонн, имеющих форму восьмигранника. Необычайная пластика деталей дорического храма становится еще более очевидной при рассмотрении верхнего уровня террасы, где располагается знаменитая скамья парка Гуэль, называемая туристами и местными жителями бесконечной. Она мягко и плавно обрамляет все сооружение и тем самым делает его живым и выразительным.

Скамью составляют сборные перегородчатые сводики, которые предварительно были изготовлены на площадке, а затем перенесены на отведенное место над карнизом. После этого мастера заделывали швы и облицовывали поверхность стенок скамьи колотой керамической плиткой. Элементы округлого ограждения спинки скамьи и круглого выступа, находящегося на уровне поясницы садившихся, делали отдельно, секторами по 30 см.[33]

Сооружения, построенные в парке Гуэль, являются, пожалуй, единственным в мировой архитектуре примером того, сколько существует всевозможных комбинаций сочетания мертвых каменных архитектурных построек с зеленью живых растений. Многочисленные колонны, то и дело встречающиеся на пути туриста, путешествующего по парку, напоминают застывший во времени и окаменевший доисторический лес.

В конце концов, в 1923 году Гуэль подарил усадьбу Муниципалитету, и с тех пор это городской парк. Необыкновенное сочетание архитектурных элементов с живой природой не перестает изумлять посетителей.

Дом Каза Батло (приложение №7), расположенный в известном месте на проезде Грасия, называемом «яблоко раздора», служит образцом скульптурного и декоративного стиля архитектуры Гауди.

Временем появления дома Батло принято считать период с 1904 по 1906 год. Однако работу над созданием постройки нельзя считать строительством здания в обычном понимании этих слов.

Дело в том, что в 1904 году Антонио Гауди получил от барселонского муниципалитета и лично от дона Хосе Батло Касанаваса заказ на реконструкцию дома, расположенного по улице Пасео де Грасиа. Однако архитектор, руководствуясь собственными, уже выработанными к тому времени художественными принципами, по существу, создал новое сооружение. В результате была полностью изменена конструкция внутреннего дворика, фасадов первого этажа и бельэтажа, главного и заднего фасадов, а также внутренняя планировка здания.

Как и все произведения Гауди, архитектура дома Батло отличается необыкновенной пластикой. Однако подобная пластичность рисунка дома ни в коей мере не нарушает его пожарной безопасности, обеспеченной целой системой двойных выходов и лестниц.

В композицию дома Батло автором включены также и многочисленные световые дворики. Архитектору удалось их устроить, даже несмотря на то, что ширина здания достигала 14 м.

В настоящее время дом Батло также считается жилым. А на чердаке здания ныне располагается камерный музей, посвященный творчеству испанского мастера архитектуры.

Дом Каза Мила или Ла Педрера (приложение №8) возвышается на углу проезда Грасия словно огромная скульптура, в которой доминируют кривые линии. Это жилое здание, построенное между 1906 и 1910 годами по заказу текстильного фабриканта Пере Мила, стало последней работой архитектора в стиле гражданской архитектуры. Экскурсия по этому дому включает в себя посещение чердака, удивительного пространства, составленного из 270 параболических арок из простого кирпича; изумительную разноуровневую крышу с множеством труб; а также квартиру, отделанную в стиле того времени. Экспозиция, выставленная на чердаке, служит прекрасной иллюстрацией гениальности работы Гауди.

Дом Милa стал последним завершенным произведением Антонио Гауди. Многие современные исследователи творчества испанского мастера склонны считать здание самым совершенным и безукоризненно выполненным архитектурным сооружением даже с точки зрения сегодняшнего дня.

На первый взгляд может показаться, что это нелепое сооружение, ставшее плодом безудержной и загадочной фантазии автора. Современники архитектора, ранее не видевшие зданий столь причудливой формы, долгое время не могли принять и понять архитектуру дома Милa. Наверное, вследствие странности и загадочности сооружения оно и было названо местными жителями «Ла Педрера», что означает «каменоломня».

Судя по первоначальному проекту, архитектор планировал сделать криволинейными все детали внутренних перегородок. Однако в дальнейшем он отказался от этого. В результате существующие в доме перегородки имеют ломаные очертания, создающие контраст с плавными волнистыми линиями поверхности стен и кровли фасада. При этом стоит заметить, что некоторые опоры были сделаны из стали, а другие изготовлены из кирпича. Все они – круглые в сечении. Их конструкция предварительно была точно рассчитана Хайме Байо, братом работавшего с Гауди подрядчика Байо, который в то время в Школе архитектуры преподавал сопротивление материалов. Именно Хайме Байо принадлежит идея выложить колонны кирпичом. При этом кирпич предварительно раскалывали надвое и укладывали на заранее приготовленную гипсовую штукатурку сколом наружу для лучшего сцепления с поверхностью. На следующих выше этажах опоры, собранные из кирпича, соседствуют с колоннами, выполненными из камня. Опоры, поддерживающие бельэтаж, декорированы текучим рисунком, имеющим абстрактный характер. В результате Гауди смог создать совершенно новое для того времени конструктивное решение жилого дома, в котором вся основная нагрузка приходится на каркас, а внутренние перегородки распределены свободно. Таким образом, в который раз архитектурная находка испанского мастера – возведение жилого дома, конструкция которого представляет собой каркас с независимой планировкой этажей, – опередила свое время и идеи современного зодчества.

Особенного внимания в конструкции дома Милa заслуживают криволинейные в плане балки, на которые опирается скульптурный фасад здания. В плане изгибы балок оказались немного смещенными относительно верхних и нижних этажей. Поэтому от рабочих требовалось приложить максимум старания и аккуратности, для того чтобы создать предусмотренное в проекте сооружение[34].

Несколько монотонный характер пластичного фасада восполняется за счет причудливых форм и необычных по красоте ограждений балконов дома. Почти все они были изготовлены по проекту Гауди в мастерской Бадиа. Нужно заметить, что архитектор лично присутствовал не только при литье ограждения, но и при предварительном изготовлении болванок и время от времени вносил коррективы в орнамент. Авторство нескольких проектов ограждений, предназначенных для украшения балконов дома Милa, принадлежит Хухолю. Однако и они были сделаны при непосредственном участии Гауди. Все созданные Гауди и Хухолем детали постройки отличаются тщательной проработкой и завершенностью. Однако наибольшей популярностью у любителей архитектурного искусства пользуется так называемый сад скульптур, расположенный на крыше дома.

Чердак располагается в доме Милa над последним перекрытием. Он представляет собой перегородчатые кирпичные арки, форма которых повторяет линию подвешенной цепи. План конструкции оказался настолько сложным, что пришлось придавать аркам и пролетам самую разную форму. Для того чтобы арки воспринимались как элементы единой композиции, Гауди распорядился соединить их между собой витой продольной балкой, выполненной из трех рядов кирпичной кладки.

Дом Милa имеет довольно сложную судьбу. Это частное владение, сменяющиеся хозяева которого внесли немало изменений в постройку, когда-то созданную Гауди. В 1980 году местному муниципалитету удалось выкупить только небольшую часть бельэтажа здания, которая предназначалась для размещения выставки Барселонского музея искусств. Местная интеллигенция не теряет надежды на то, что настанет время, когда дом будет полностью выкуплен муниципалитетом и станет настоящим экспонатом, демонстрирующим творчество выдающегося испанского мастера[35].

Собор Святого Семейства (Саграда Фамилия) (приложение №9) – это, несомненно, работа всей жизни архитектора, которой он посвятил более сорока лет: с 1883 года до своей смерти в 1926 году.

Строительство знаменитого храма Саграда Фамилиа, жемчужины архитектуры не только Барселоны и Испании, но и всего мира, проходило без непосредственного участия Антонио Гауди. В то же время собор стал главным произведением выдающегося мастера зодчества.

Возведение храма было начато 3 ноября 1883 года. А к 1916 году Гауди завершил создание гипсового макета, который стал отображением архитектуры будущего собора. Кроме того, отдельно были изготовлены и макеты главного фасада – Воскрешение – храма Саграда Фамилиа.

С самого начала его сооружение продвигалось медленными темпами, поскольку основным источником материальных поступлений в фонд строительства были добровольные пожертвования рядовых граждан Барселоны и любителей архитектурного искусства.

Известно, что в 1905 году, после очередного прекращения строительных работ Саграда Фамилиа, известный каталонский поэт того времени со страниц газеты обратился к народу с просьбой помочь архитекторам собрать необходимое количество средств с тем, чтобы продолжить возведение храма, спроектированного Гауди. Десятки сотен испанцев откликнулись тогда на призыв[36].

Однако в 1914 году задолженность по строительству вновь значительно выросла, что едва не стало причиной окончательного запрещения ведения строительных работ. Выручила тогда Ассоциация архитекторов Каталонии, члены которой обратились ко всем художникам с просьбой собрать средства. Спустя некоторое время строительство Саграда Фамилиа было возобновлено.

Уже после трагической и нелепой гибели Антонио Гауди, в 1936 году в крипте произошел пожар, вследствие которого были уничтожены все макеты, сделанные еще при жизни автора. В середине XX века за реставрацию обломков макетов Саграда Фамилиа взялись такие мастера, как Кинтана, Пуиг и Бонет.

Саграда Фамилиа представляет собой монументальное произведение, создание которого стало делом всей жизни автора. В основе архитектуры храма заложена глубокая по содержанию символико-литературная программа. Гауди вывел в композиции христианские образы, заимствованные из книги аббата бенедиктинского монастыря, находившегося в Соломесе. Все без исключения детали и элементы конструкции храма наполнены символическим смыслом.

По замыслу Гауди, все три фасада Саграда Фамилиа должны были иметь стилистически одинаковое оформление и увенчиваться четырьмя высокими башнями криволинейных очертаний.

Архитектор намеривался возвести храм длиной 110 и высотой 45 м, с 12-ью башнями – по числу апостолов. Огромных колоколен было задумано четыре – по числу евангелистов. И еще два колоссальных шпиля в честь Богоматери Иисуса Христа. Последнему предстояло подняться на 170 м. Планировалось возвести три фасада, рассказывающих о различных эпизодах из жизни Христа: «Рождество», «Страсти Христовы» и «Воскрешение». Фасады должны были украшать огромное панно и рельефы на соответствующие темы.

Архитектура дверей фасада Рождества призвана символизировать в общей композиции основные добродетели. А установленные рядом спиралевидные колонны, опирающиеся на панцири гигантских черепах, являются символами образов Иосифа и Марии.

Средняя дверь разделяется на две посредством помоста, который имеет вид ствола пальмы, воспринимающегося как символическое изображение Древа Спасителя. Пальмы увиты лентами с надписями имен предков Иисуса (по Матфею). Каждая колонна и колокольня в архитектуре храма посвящены символическому изображению апостолов, двери внутреннего портика отображают семь христианских заповедей, базы колонн – грехи человеческие, капители – добродетели. Ни одна из деталей общей композиции не оказывается лишенной своего внутреннего смысла.

Храм должен был быть готическим только по духу и в основах иметь план в форме «латинского креста», но во всем остальном Гауди намеревался использовать свой собственный язык визуальных образов. Сам Гауди, понимая, что всей его жизни не хватит, чтобы довести до конца задуманное, был против остановки строительства после его смерти. Незадолго до кончины он заметил, что «на завершение грандиозных церквей уходят века» и приводил в пример собор Святого Павла в Риме, соборы Кёльна и Реймса. Храм строится и сегодня, и в финансирование его фактически участвует каждый турист: те 9 евро, которые он платит, чтобы осмотреть памятник, идут в специальный фонд.

Храм Саграда Фамилиа стал творением, которое впитало в себя и раскрыло самого Гауди, его талант и мастерство, его внутренние устремления и художественные принципы архитектурного изображения. Это своеобразная энциклопедия, отразившая развитие не только творческого пути одного мастера, но и испанской архитектуры в целом.

Строительство этого символичного и монументального храма продолжается и по сей день, причем финансируется оно лишь из пожертвований преданных анонимных поклонников таланта Гауди и посетителей собора. Финальный проект предусматривает возведение 18 башен, самая высокая из которых будет насчитывать 170 метров. Впечатляющие размеры проекта Гауди превратили Собор Святого Семейства в ярчайший символ города. Это предсказал и сам художник, сказавший: «Барселону будут узнавать по этому собору»[37].

2.3 Проект тематической экскурсии на тему: «Стиль Гауди в облике Барселоны»

Аннотация: Панорамная экскурсия по Барселоне с акцентом на главных вехах творчества Антонио Гауди и основных достопримечательностях Барселоны: площадь Испании, гора Монтжуик, набережная Колумба, парк Сютаделья, парк Гуэль, Саграда Фамилия, район Эшамплы, Каса Мила, Касса Батльо. Экскурсия рассчитана на 4 часа. 

Группа: до 40 человек, транспорт – экскурсионный автобус. Сопроводительный комментарий экскурсии осуществляется гидом. Комментарии касаются исторических, архитектурных и общекультурных сведений о Барселоне, а также рассказывается о жизни и творческом стиле Гауди на примере возведенных им сооружений. Текст должен подаваться простым и ясным языком, без наукообразности, но и без неточностей и оговорок. В целом, после экскурсии у туристов должно сложиться начальное представление об уникальном стиле Гауди и его вкладе в становление архитектуры Барселоны.

Сопроводительный текст экскурсии.

Барселона – это город, на завоевание которого претендовали различные народы в течение 4.000 лет, отличающийся красотой и оживлённостью городской жизни. Этот каталонский город был знаменит на протяжении многих веков своей страстью к деятельности, в связи с чем, в разные исторические периоды он становился зачинателем новых инициатив.

Барселона уникальна. Нигде больше не найти такого причудливого смешения архитектурных стилей. Широкие проспекты уживаются с узенькими улочками, низинные районы соседствуют с возвышенностями, а разные стили европейской культуры – с восточными мотивами.

И сколько бы вы не бродили по городу, постоянно будете восторгаться увиденным. И в этом нет ничего странного. Ведь над ансамблем города поработало немало талантливых архитекторов. Только за небольшой период времени, называемый Каталонским Возрождением, было построено множество прекрасных зданий. И все же самое замечательное здесь – творения Гауди. Дома с «текущими» деталями, изогнутыми фасадами, с крышами, то увенчанные устремленными вверх шпилями, напоминающими то именинный кремовый торт, то непонятного зверя, покрытого рыбьей чешуей.

Все, созданное воображением настоящего гения, не вписывается никаким образом в рамки общепринятых понятий, а потому искусствоведы, как ни пытались, не смогли четко определить стиль этого мастера. В его творениях, как ингредиенты замысловатого блюда под рукой опытной хозяйки, перемешались и каталонский модерн, и мавританское барокко, и неоклассицизм, и неоготика. 

Знакомство со стилем Гауди мы начнем с парка Сютаделья – это вторая по значению зеленая зона Барселоны. Разбитие парка началось в 1871 году на месте бывшей цитадели, где ранее были расквартированы войска короля Филиппа V, а в 1888 году он стал местом проведения Всемирной Выставки. Аллеи парка организованы вокруг бывшего плацдарма, где стоит здание Парламента Каталонии. В центре площади, на середине овального пруда, установлена скульптура «Неутешность» – самое знаменитое произведение Жузепа Льимона. Совсем рядом, на широкой эспланаде, высится Каскад – грандиозный фонтан с водопадами во французском вкусе, созданный по проекту Фонтсере при участии молодого Гауди. По всему парку рассеяны многочисленные скульптуры, на территории парка находятсястарейший музей Барселоны – Музей, Музей Зоологии, а также Музей Искусства Нового Времени. И, наконец, здесь же расположен один из самых лучших в Европе зоопарков, открытый в 1894 году.

Теперь осмотрим одной из самых знаменитых творений великого архитектора – парк Гуэля.

История создания парка такова. В 1900 году богатый промышленник и меценат Эузеби Гуель-и-Басигалупи, проживший долгое время в Англии, «заболел» проектом элитных «городов-парков», что строили в пригородах Лондона. Приобретя участок, включавший территорию усадьбы Кан Мунтанер де Дальт и двух ферм, расположенных ниже по склону, он поручил Гауди разработку грандиозного проекта, согласно которому хотел привлечь жителей Барселоны за город.

Склон безлесной горы за городом выровняли и разбили на 60 домовых участков. Но идея потерпела фиаско. Большинство горожан не желало менять привычного образа жизни. И кроме перестроенного особняка, где поселился сам владелец, рядом выросло всего два дома: адвоката Триас-Доменка и архитектора Гауди.

То, что Гуэль, потратив массу денег, не получил задуманных барышей, нас не волнует. Зато волнует то, что создал мастер, успевший в основном осуществить свой замысел. Перед вашими глазами неповторимый ландшафт, огороженный стеной, сделанной из бута и украшенной поверху инкрустацией из камня. Через определенные промежутки встречаются круглые керамические медальоны с названием со словами «PARK» и «GUELL».

Пройдя через одни из ворот – самые главные, с коваными створками, известными как «margallo» – «пальмовые ворота», остановимся около павильонов, расположенных от них по обе стороны. Не знаю, как увас, а у меня в первый раз было ощущение будто я попал в сказку Братьев Гримм с пряничными домиками, вокруг которых бродят Гретель с Гензелем, а злая Баба Яга только и ждет удобного случая для того, чтобы полакомиться детишками. 

Неподалеку – знаменитая лестница, разбегающаяся рукавами, что ведет к Греческому театру (иначе Залу Ста Колонн), мимо удивительного каскада. С платформы на платформу стекает вода из природного источника Сарба, охраняемого мозаичным ярко-красивым внушительным Драконом. А выше – скамейка своеобразной конструкции, вогнутый козырек которой, говорят, никогда не пропускает ветра.

На ней можно посидеть. А теперь, развернувшись, мы окажемся у подножья колонн. Их вовсе не 100, как должно быть согласно названию, а 86. Искривленных, наклоненных, создающих своеобразный эффект. Когда смотришь вверх, то голова идет кругом, и ты словно плывешь по морям, по волнам.

Столбы, по совместительству, служат дождевыми трубами, по которым в дренажную систему сливается вода с поверхности крыши, являющейся основанием большой террасы, где, по замыслу автора, должен был раскинуться рынок. Но рынка нет. Поверхность пуста. Лишь по краю извивается змеей знаменитая 200-метровая скамья с яркими мозаичными картинками-коллажами из битой керамики (тренкадис), составленной из отходов барселонских фабрик: осколков тарелок, чашек, вазочек, зеркал, бутылок… В той же технике выполнены и выпуклые медальоны на многочисленных куполах Зала Ста Колонн. Надо сказать, что с керамикой возился не сам Гауди, а Жузепе Мария Жужола, любимый ученик архитектора и автор многоцветного декора Парк Гуэль.

Об этом месте, полном сюрпризов и неожиданностей, можно рассказывать бесконечно. Переходы – галереи и портики, сложенные из камня так, что он вот – вот рассыплется прямо на глазах, променад, гуляя по которому можно обойти весь парк, и совершенно непохожий на все прочее, дом самого архитектора с башенкой и шпилем, увенчанным флюгером с крестом.

Парк Гуэль считается наиболее совершенным творением Гауди. Недаром его, объявив памятником Искусства, купил муниципалитет Барселоны, правительство Испании возвело в ранг Национального памятника, а ЮНЕСКО объявило Наследием Гуманизма.

Покидая его, каждый раз думаешь о том, что таким полетом фантазии мог обладать лишь человек совершенно неординарный. 

Следующая наша остановка – район Эшампле. Он вырос после того, как в 1854 году было принято решение о расширении Барселоны («эшампле» по-каталонски значит «расширение»). Здесь расположены величайшие памятники эпохи модерна.

Самое известное творение европейского модерна и самый знаменитый архитектурный памятник Эшампле – Храм Саграда Фамилия. Он возвышается над Барселоной, словно огромная пещера с колокольнями в виде сталактитов и глубокими таинственными гротами. Один из исследователей творчества Антонио Гауди, застыв в изумлении возле храма Саграда Фамилия, сказал: «То ли человек играет в Бога, создавая такие шедевры, то ли Бог играет человеком, рождая в его голове подобные замыслы». Великий архитектор не смог закончить строительство храма. После смерти Гауди строительство продолжили его ученики, потом ученики учеников. И, не смотря на то что работы ведутся по чертежам и макетам архитектора, Храм меняется до сих пор. Не каждый день увидишь, как на твоих глазах создается история. Здесь у Вас есть такая возможность.

За солидный период, почти в 90 лет, происходило разное. В зависимости от взглядов людей стоящих у власти на творчество великого каталонца работы то разворачивались, то прекращались. На время гражданской войны оно было законсервировать, а несколько раз Храм и вовсе находился под угрозой уничтожения. Если бы не финансирования, поступавшие от людей и различных организаций, то, наверно, нам не довелось видеть то, что стоит сегодня.

А сегодня мы видим и второй, западный фасад, работы Джузеппе Марии Субиракса, который хоть и сохранил идею своего предшественника, но резко изменил стиль работы. Кого и чего только здесь нет! Мария Магдалина и Череп Адама, Христос снимающий с первого человека первородный грех, Туринская плащаница с отпечатком лица Иисуса, сам Христос, совершающий свой последний земной путь на Голгофу под тяжестью креста, римские легионеры и Святая Вероника, промокнувшая Спасителю лицо.

Как будет выглядеть третья часть Храма – неизвестно. Строительство, требующее колоссальных средств – по три миллиона долларов ежегодно, вероятно, будет тянуться и тянуться. Несмотря на поистине всенародные пожертвования (в них приняли участие даже барселонские евреи, внесшие свою лепту – пять миллионов), по подсчетам специалистов, при самом благоприятном раскладе, оно продлится минимум 65 – 70 лет. Скептики же сомневаются в том, что когда-нибудь кому-нибудь удастся лицезреть Храм Святого Семейства в законченном варианте. Они говорят, что в таком долгострое – тайный замысел Гауди, который любил повторять «Мой заказчик не торопится» и втайне желал, чтобы храм никогда не был завершен.

Если мы подробнее рассмотрим архитектурный ансамбль храма, то заметим, что он выполнен в природно-готическом стиле с элементами модерна. Классические для готики заостренные шпили множественно вознеслись вверх. Часть из них весело увенчана мозаичными разноцветными насыпями фруктов.

Передний фасад, выполненный при Гауди, демонстрирует изящную скульптурную группу классической формы, помещенную в пещерный пейзаж, словно вертеп, изображающий Рождество. Эти сталактито-сталагмитовые элементы подменяют у художника готическую ажурность. Башни смотрятся по-кружевному из-за множества окошек.

Вместо привычных готических монстров на боковых фасадах мы можем лицезреть спокойных и неагрессивных пресмыкающихся: змей, крокодилов, ящериц. Наверное, это тоже свидетельствует о райском устроении души Учителя. Его хочется назвать учителем, потому что он открывает нам тайны мира.

Большая часть памятником архитектуры модерна Эшампле сосредоточены в так называемом Золотом квадрате, который состоит из квартальчиков вокруг проспекта Пассеч-де-Грасья. Здесь же расположен Каса Батльо, творение Гауди, с характерными скругленными линиями фасада и выпуклыми решетками балконов. Словно созданный из пластилина, костей и морской воды, этот дом поражает дерзостью замысла, в нем нет ни одного прямого угла. Камень как будто приобретает эластичность, он живет и дышит. Говорят, что Гауди работал без проектировщиков, полагаясь на собственную интуицию.

Дом Батло – вершина сказочного богатого декора. В доме зашифрован рассказ о том, как святой Георгий убивает змия. Посмотрите, как драконья чешуя растеклась по крыше, ее пронзает башня с крестом и позолоченными символами Христа. Окна и балконы – это уже драконий скелет, его мощь в прошлом. В некоторых местах фасад проткнут копьями. Чешуйчатая крыша переливается всеми цветами радуги. В той же многообразной цветовой гамме выполнены витражи на широченных модернистских окнах и мозаичный фасад с налепленными кружками разных размеров. Словно множество планет в космическом пространстве. Дом Батло кажется сюрреалистическим модерном.

Одним из самых известных памятников модерна Золотого квадрата, Эшампле и вообще Барселоны является Каса Мила (в переводе – каменоломня) – важнейший вклад Гауди в архитектуру города. Здание расположено на Пассеч-де-Грасья, его строительство шло с 1906 по 1910 год. Проект этого восьмиэтажного углового здания предусматривал два круглых внутренних двора для вентиляции и первый в Барселоне подземный гараж. Во всем здании нет ни одной ровной стены, наружные стены ничем не отделаны, их украшают лишь причудливые решетки балконов, созданные Жозепом Марией Жужолем. Крышу дома увенчивают поражающие воображение печные и вентиляционные трубы, которые жителями города в шутку называются «пугалом для ведьм».

Заканчивая нашу экскурсию мне хочется привести мнение о Гауди авторитетного исследователя его творчества Джорджа Коллинза: «Его произведения нужно видеть и изучить самому гораздо внимательнее, чем произведения большинства других архитекторов. Такими творениями, как Усадьба Гуэля или Крипта в Колонии Гуэля, нужно восхищаться так же, как полотнами старых мастеров: приходить много раз, подолгу смотреть, с удовольствием открывая что-то новое в конструкции или внешнем облике. Как он сумел преподнести в архитектуре зрителям столько сюрпризов, а строителям – такое разнообразие новых технологических приемов?» Вряд ли можно ответить на это «как»? Согласитесь, ведь это простое, обыкновенное или, скорее, наоборот необыкновенное чудо…

Гауди был удивительным человек и гениальным мастером. Новатор формы и совершенный консерватор в идеях, воспевший добродетель без назидательства и занудства, но погружая в глубинный строй Красоты. Словно ребенок, жадно любознательный к окружающему миру, с такой же чистой радостью бытия, но, по-взрослому способный расшифровать сущность вещей, и вдохновенно рождать свои собственные великолепные творения.

И теперь и вы после нашей экскурсии смогли ощутить эту неземную красоту, этот неповторимый стиль, которые и составляют дух и облик современной Барселоны.

Антонио Гауди был не единственным архитектором, который работал над обликом Барселоны, город знавал множество талантливых мастеровна сравнительно коротком отрезке времени, именуемом Каталонским Возрождением. Кроме Барселоны Гауди, существует еще и современная Барселона, готическая Барселона, и район «Испанская деревня», в которой воплощены стили всех испанских провинций, и знаменитая Рамбла – район старой Барселоны. Но архитектурный ансамбль, созданный в Барселоне именно Гауди – это нечто особое, ни с чем не сравнимое.

Встреча с произведениями великого архитектора – это удивительный момент, на котором строятся многочисленные тематические экскурсионные программы, включенные туристическими фирмами Москвы в обязательную программу посещения испанской столицы. И экскурсоводами, как правило, всегда отмечается, что нет того, с чем можно сравнить его постройки, игру цвета и света, неожиданные ракурсы форм, внутреннюю экспрессию каждой из них, смелое, новаторское использование традиционных строительных материалов, ни одно его произведение не может оставить зрителя равнодушным, требует от него определенного активного восприятия.

Стиль, в котором творил Гауди, традиционно относят к модерну. Однако фактически в своём творчестве он использовал элементы самых различных стилей, подвергая их творческой переработке. Работы Гауди в Барселоне, если их расположить в порядке создания, представят нам эволюцию его творчества, а также помогут оценить вклад архитектора в становление неповторимого облика этого города.

А потому, Барселона уникальна. Нигде больше в мире не найти такого причудливого смешения архитектурных стилей. А значит и стиль А. Гауди – уникален в своем роде.

 

 


Заключение

Барселона – глубоко индивидуальна и по-своему сумбурна. Несколько личностей сделали Барселону такой, какая она есть, – начиная с Ганнибала и императора Августа. Но один человек окончательно определил облик города, его стиль. Это Антонио Гауди.

Его называли по-разному: король железа, король архитектуры, король модерна. Он создал свое королевство в стиле модерн и лучшую его часть – в Барселоне. На выпускном вечере в Высшей технической школе архитектуры, вручая Гауди диплом, директор сказал: «Джентльмены, перед нами либо гений, либо сумасшедший». На что Гауди ответил: «Похоже, теперь я архитектор».

По воспоминаниям современников, он был человеком страстного темперамента и обладал незаурядными умственными способностями. При этом Гауди жил в своем мире, отрекшись от всего мирского. «Чтобы избежать разочарований, не надо поддаваться иллюзиям», – оправдывался он, утверждая при этом, что каждый человек должен иметь Родину, а семья – свой дом. «Снимать дом – все равно, что иммигрировать», – убеждал Гауди других, всю свою жизнь не имевший ни семьи, ни своего дома.

Сальвадор Дали вспоминал: «Во время нашей памятной встречи в доме Руссо де Саль, в 1929 году, Ле Корбюзье назвал Гауди «кричащим стыдом Барселоны», тогда же он спросил меня, что я думаю об искусстве будущего, на что я ответил: «Архитектурное строение будет мягким и волосатым» и категорично добавил, что Гауди – последний гений архитектуры…»

В последние годы своей жизни Ле Корбюзье называл Гауди «чудовищем в творчестве». Спустя несколько лет однажды развенчанные работы Гауди были признаны не только Ле Корбюзье, но и другими противниками творчества испанского архитектора.

Перечень инноваций в архитектуре Гауди весьма внушителен. Он первым: ввел секционное перекрытие с независимыми несущими стенами и изобрел безопорную систему перекрытий; опробовал опорные конструкции из армированного бетона; ввел купольные оболочки; стал использовать параболические формы арок и перекрытий; внедрил метод математического моделирования при просчете нагрузок на арки и купола; заново ввел наклонные колонны и пр. Его расчеты по взаимному погашению усилий распора без внешних контрфорсов, исключительно внутри собора Саграда Фамилия, уникальны. При этом надо учитывать, что двойная крыша собора усложняла вычисления. Только через сто лет были изобретены компьютерные программы, которые смогли выполнять расчеты по планированию помещений неправильной формы.

Особую роль Гауди в формировании современной концепции организации пространства с использованием световых, цветовых и декоративных эффектов подчеркнул представитель современного направления хай-тек Норманн Фостер. В частности, он сказал, что «методы Гауди остаются революционными даже век спустя».

Созерцая творческое наследие Гауди, невольно соглашаешься с теми, кто полагал, что деятельность основоположника каталонского модерна в архитектуре с потрясающей силой воплощала мечту об окружающем мире как о едином произведении искусства. По признанию ряда исследователей, он являлся крупнейшим мастером «Ар Нуво» (Art Nouveau, в России определяемого как модерн) – стиля, вызревшего в рамках эклектики, но несшего в себе новые рационалистические и свободные от канонизации и часто от привязки к конкретным местным традициям тенденции.

Но это искусство, поскольку речь шла об архитектуре, являло собой также продуманное до мелочей сочетание пользы и красоты, функциональности и удобства. Все это не случайно, ведь «под вздыбленными крышами, за изогнутыми фасадами с вспученными балконами и причудливо выгнутыми коваными решетками идет будничная жизнь горожанина».

Антонио Гауди называли «поэтом камня», «сумасшедшим», «тореадором архитектуры», «барселонским отшельником», «рыцарем» и даже «Данте архитектуры». Но в той или иной степени все сходились в одном мнении, что при дальнейшем развитии современной архитектуры его и первые, и последующие опыты приобретут все большее значение и будут по достоинству оценены. Так оно и получилось.

 

 


Литература

 

  1. Азизян А.И., Добрицына И.А., Лебедева Г.С. Теория композиции как поэтика архитектуры. М.: Прогресс-традиция, 2002.
  2. Антонио Гауди. – М., 2007.
  3. Арнхейм Р. Динамика архитектурных форм. М., 1984.
  4. Бассегодаи Нонель Ж., Бергос Ж., Криппа М. Гауди: личность и творчество. – М.: Библион. 2003.
  5. Боне Л., Монтес К. Антонио Гауди. Сальвадор Дали. – М.: Арт Родник, 2004.
  6. Бунин А.В., Круглова М.Г. Архитектура городских ансамблей. М., 1935.
  7. Бхаскаран Л Дизайн и время. Стили и направления в современном искусстве и архитектуре. Арт-Родник, 2006 г.
  8. Вопросы теории архитектуры. Архитектурное сознание XX–XXI вв. Разломы и переходы. Едиториал УРСС, 2001.
  9. Гауди: Личность и творчество. М.: Библион, 2006.
  10. Гиз Ван Хенсберген. Антонио Гауди. М: Эксмо, 2003.
  11. Гилл Дж. Гауди Антонио. Самые красивые и знаменитые произведения великого архитектора. Альбом. М.: АСТ, Астрель. 2008.
  12. Глазычев В. Послесловие // Нонель Х. Антонио Гауди. – М., 1986.
  13. Глазычев В.Л. Эволюция творчества в архитектуре М.: Стройиздат, 1987
  14. Горюнов В.С., Тубли М.П. Архитектура эпохи модерн. – СПб., 1991. 
  15. Иконников А.В. Зарубежная архитектура. М., 1982. 
  16. Иконников А.В. Архитектура XX века. Утопии и реальность. Т. 1. М.: Прогресс-Традиция, 2001. 
  17. Ионина Н.А. 100 великих чудес света. М.: Вече, 1998 
  18. Крипа М.А. Гауди Антонио. Альбом. М: Арт-Родник; Taschen. 2004.
  19. Криппа М.А. Антонио Гауди. 1852–1926. О влиянии природы на архитектуру. – М.: TASCHEN/АртРодник., 2003.
  20. Ле Корбюзье. Архитектура XX века. М., 1970.
  21. Линч К. Образ города. М., 1982.
  22. Надеждин Н. Антонио Гауди. «Воздушные замки Каталонии». М., 2008.
  23. Петкова С.М. Справочник по мировой культуре и искусству. – Изд. 4-е. – Ростов на Дону: Феникс, 2007.
  24. Символы, знаки, эмблемы. Энциклопедия. / В. Андреева. М., – 2004
  25. Стили и направления в современном искусстве и архитектуре. М.: Арт-Родник, 2006 г.
  26. Хворостухина С. Шедевры Гауди. М.: Вече, 2003.
  27. Цербст Р. Антонио Гауди – жизнь в архитектуре. – М.: TASCHEN/Арт Родник., 2002.
  28. Шимко В.Т., Гаврилина А.А. Типологические основы художественного проектирования архитектурной среды. М.: Архитектура-С, 2004.
  29. Энциклопедия символов, знаков, эмблем / К. Королев. – М.–СПб., 2005.
  30. www.barcelonatour.net/Gaudi.shtml
  31. ru.wikipedia.org/wiki/Барселона
  32. www.arstudia.ru/gaudi/
  33. www.peoples.ru/art/architecture/gaudi_i_cornet/
  34. www.barcelonatour.net

 



[1] Гауди: Личность и творчество. М.: Библион, 2006. С. 5.

[2] Там же. С. 5.

[3] Там же. С. 5.

[4] Гауди: Личность и творчество. М.: Библион, 2006. С. 7.

[5] Надеждин Н. Антонио Гауди. «Воздушные замки Каталонии». М., 2008. С. 37.

[6] Там же. С. 38.

[7] Бассегодаи Нонель Ж., Бергос Ж., Криппа М. Гауди: личность и творчество. — М.: Библион. 2003. С.29.

 

[8] Бассегодаи Нонель Ж., Бергос Ж., Криппа М. Гауди: личность и творчество. — М.: Библион. 2003. С. 29.

[9] Там же. С 30.

 

[10] Гиз Ван Хенсберген. Антонио Гауди. М: Эксмо, 2003. С. 75.

[11] Там же. С. 77.

[12] Хворостухина С. Шедевры Гауди. М.: Вече, 2003. С. 81.

 

[13] Хворостухина С. Шедевры Гауди. М.: Вече, 2003. С. 83.

 

[14] Гауди: Личность и творчество. М.: Библион, 2006. С. 58.

 

[15] Гауди: Личность и творчество. М.: Библион, 2006. С. 88.

 

[16] Надеждин Н. Антонио Гауди. «Воздушные замки Каталонии». М., 2008. с. 112.

[17] Цербст Р. Антонио Гауди – жизнь в архитектуре. – М.: TASCHEN/Арт Родник., 2002. С. 220.

 

[18] Цербст Р. Антонио Гауди – жизнь в архитектуре. – М.: TASCHEN/Арт Родник., 2002. С. 221.

 

[19] Цербст Р. Антонио Гауди – жизнь в архитектуре. – М.: TASCHEN/Арт Родник., 2002. С. 224.

 

[20] Цербст Р. Антонио Гауди – жизнь в архитектуре. – М.: TASCHEN/Арт Родник., 2002. С.227.

[21] Там же. С. 227.

[22] Хворостухина С. Шедевры Гауди. М.: Вече, 2003. С. 189.

[23] Хворостухина С. Шедевры Гауди. М.: Вече, 2003. С. 190.

[24] По материалам ru.wikipedia.org/wiki/ Барселона

[25] Хворостухина С. Шедевры Гауди. М.: Вече, 2003. с. 197.

[26] По материалам сайта www.barcelonatour.net/Gaudi.shtml

[27] Криппа М.А. Антонио Гауди. 1852–1926. О влиянии природы на архитектуру. – М.: TASCHEN/АртРодник., 2003. С. 127.

 

[28] Криппа М.А. Антонио Гауди. 1852–1926. О влиянии природы на архитектуру. – М.: TASCHEN/АртРодник., 2003. С. 129.

 

[29] Надеждин Н. Антонио Гауди. «Воздушные замки Каталонии». М., 2008. С. 221.

 

[30] Надеждин Н. Антонио Гауди. «Воздушные замки Каталонии». М., 2008. С. 224.

 

[31] Криппа М.А. Антонио Гауди. 1852–1926. О влиянии природы на архитектуру. – М.: TASCHEN/АртРодник., 2003. С. 133.

 

[32] Хворостухина С. Шедевры Гауди. М.: Вече, 2003. С. 247.

 

[33] Хворостухина С. Шедевры Гауди. М.: Вече, 2003. С. 264.

 

[34] Хворостухина С. Шедевры Гауди. М.: Вече, 2003. С. 277.

 

[35] Хворостухина С. Шедевры Гауди. М.: Вече, 2003. с. 280.

 

[36] Цербст Р. Антонио Гауди – жизнь в архитектуре. – М.: TASCHEN/Арт Родник., 2002. С. 301.

 

[37] Цербст Р. Антонио Гауди – жизнь в архитектуре. – М.: TASCHEN/Арт Родник., 2002. С. 311.

Комментарии пользователей Facebook и ВКонтакте. Выскажи мнение.

↓↓ Ниже смотрите на тематическое сходство (Похожие материалы) ↓↓
 
Понравилось? Можно легко и быстро поделиться материалом с друзьями в полюбившихся сервисах:

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

 
 

Наше сообщество на Фейсбуке. Присоединяйтесь!

 

Помощь/добавить

knopka_add1
knopka_add2
knopka_add3
продажа картин

Современные художники: жанры, стили, направления

Информационное сообщение

Артконтекст в интернете

Artcontext на Facebook
Artcontext на Google+

—————————————

artcontext.info

Поддержите проект, разместив у себя на сайте нашу кнопочку:
  <a href="http://www.artcontext.info"><img title="artcontext.info" alt="artcontext.info" src= "http://www.artcontext.info/images/stories/kn.jpg" /></a>

или добавьте ваш сайт в каталог арт-ресурсов!

—————————————

Рейтинги, топы

Rambler's Top100 Arts.In.UA
 

Картины современных художников

 

Яндекс.Метрика