Регистрация/Вход


Быстро и удобно!

Персоны онлайн

Никакой

Gogle Translate

English French German Italian Portuguese Russian Spanish

Поиск по сайту

 
 
 

Самый быстрый способ найти художника на сайте

 
 

Энгр: картины, биография художника

Павел Ин Автор:
Павел Ин


Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 
Картины известных художников - Яркие личности в искусстве
25.03.2017 14:22

Жан-Огюст-Доминик Энгр (1780-1867)

Жан-Огюст-Доминик Энгр

1804. Автопортрет  (Шантильи, музей Конде)

«Меня упрекали и, быть может, справедливо, что я слишком часто повторяю свои композиции, вместо того чтобы создавать новые. ...Примером для меня служит великий Пуссен, часто повторявший одни и те же сюжеты». Так писал в 1859 году один из старейших художников Франции, пронесший через все бури 19 столетия верность высокому идеалу, — Жан-Огюст-Доминик Энгр.

На протяжении уже полутора сотен лет произведения Энгра считаются примером академического искусства. История сохранила легендарный образ художника — хранителя классической традиции, непримиримого борца против романтизма, прославленного директора Французской академии в Риме, исполнителя официальных заказов на исторические сюжеты. Но этот образ, инспирированный самим художником, создает ложное представление об искусстве Энгра. За свою семидесятилетнюю творческую жизнь Энгр написал лишь несколько картин, которые можно было бы назвать академической живописью. Среди них — одна из первых работ молодого художника, за которую он был удостоен Большой римской премии 1801 года. Вполне в духе классицизма звучало название этой композиции: «Послы Агамемнона, посланные умиротворить Ахилла, находят его в шатре с Патроклом за вос­певанием подвигов героев» (1801, Париж, Школа изящных искусств). Построенная по аналогии с античным барельефом, сцена из IX песни гомеровской «Илиады» производит впечатление мастерски написанной штудии по мотивам Пуссена.

Всю свою сознательную жизнь Энгр стремился создать совершенную художественную форму. Будь то стилизация греко-романского искусства в композиции «Ромул, победитель Акрона» для резиденции Наполеона в Риме (1812, Париж, Школа изящных искусств) или лаконичная пластическая формула классицизма во втором варианте «Вергилия, читающего «Энеиду» (1819, Брюссель, Музей изящных искусств) — на столько законченная, что даже фигура Вергилия убрана за рамки композиции; будь то развернутая просветительская программа «Апофеоза Гомера» (1827, Париж, Лувр) или изобра­зительная метафора гармонии во фреске «Золотой век» (1843—47, Франция, замок Дампьер) — везде Энгр фанатически преследовал идею воплощения красоты, очищенной от недостатков живой натуры. Однако лучшими и бесспорными достижениями художника оказались другие произведения — те, где формула выведена не из априорных «законов стиля», а из свойств самого предмета изображения.

Жан-Огюст-Доминик Энгр родился в 1780 году в городе Монтобане на юге Франции. Отец его был художником-декоратором, членом Тулузской академии живописи, скульптуры и архитектуры. В своем раннем «Автопортрете» (1804, Шантильи, Музей Конде) Энгр предстает настоящим южанином — невысокого роста, смуглым, черноглазым, полным сдержан­ной энергии. К тому времени годы учения были уже позади. Получив первые уроки рисунка и живописи у своего отца, ко­торый обучал его также пению и игре на скрипке, Энгр в возрасте 11 лет был отправлен в Тулузу. В 1797 году он приехал в Париж, чтобы поступить в мастерскую великого Жака-Луи Давида, первого художника Франции, создателя стиля ре­волюционного классицизма.

Энгр посещал мастерскую Давида до 1801 года, когда он по­лучил право на поездку в Италию и четырехлетнее пребыва­ние во Французской академии в Риме. Но по финансовым при­чинам поездка была отложена на пять лет, и тогда молодой Энгр начал заниматься самостоятельным творчеством. В этот парижский период художник написал несколько портретов, поражающих оригинальностью концепции. Много лет спустя Энгр как-то сказал: «На закате моей жизни я такой же, каким был и в начале ее». Действительно, у него не было произведений, которые можно было бы назвать ученическими, — Энгр начал с шедевров.

С ранней юности будущий художник вынужден был зара­батывать на жизнь; еще учеником Тулузской академии он иг­рал в оркестре. В Париже он стал брать заказы на живопис­ные портреты. Этот жанр Энгр всегда воспринимал как обузу, как досадную помеху, отвлекающую его от основного при­звания — исторической картины. Именно в жанре историче­ской картины, границы которого он существенно расширил, Энгр хотел создать «самое прекрасное и самое главное произ­ведение всей жизни». Такие попытки он неоднократно делал на протяжении всего своего творчества (достаточно назвать «Обет Людовика XIII», 1824; «Апофеоз Гомера», 1827; «Му­чение святого Симфориона», 1834, или позднюю композицию «Жанна д'Арк на коронации Карла VII в Реймсском соборе», 1854). Но на исходе своего пути, составляя список лучших работ для показа на Всемирной выставке 1865 года, Энгр вклю­чил в него многие портреты, завоевавшие признание совре­менников. Так, об «Автопортрете» Энгра 1804 года, также во­шедшем в этот список, Теофиль Готье писал: «Это один из тех волнующих портретов, с которыми человек не бывает в ком­нате один, — словно некто следит за ним из глубины своих темных зрачков».

В 1805 году Энгр создал три портрета членов семейства Ривьер, находящиеся сейчас в Лувре. Виртуозный по форме, но суховатый по характеристике портрет главы семейства Фи- либера Ривьера, крупного чиновника наполеоновской Импе­рии, уступает женским образам этой эффектной группы. Гос­пожа Ривьер с ее скульптурной полнотой и белоснежной ат­ласной кожей небрежно откинулась на спинку дивана в обрам­лении причудливого узора разнообразных по фактуре и цвету драпировок. Роскошный каскад складок обладает автоном­ной, почти абстрактной красотой. «Восхитительная мадемуа­зель Ривьер», как называл сам Энгр ее пятнадцатилетнюю дочь, стоит на балконе на фоне отдаленного пейзажа. Схема портрета напоминает построение изображений в живописи раннего итальянского Возрождения. Заостренная характер­ность угловатой полудетской фигуры и слишком крупных черт круглого лица превращена художником в чеканную фор­мулу вечной юности. (Как свидетельствуют воспоминания госпожи Ривьер, она так и не смогла понять, почему Энгр так пленился внешностью ее болезненной дочери.) Узнаваемый облик конкретной модели становится символом пробуждаю­щейся жизни и одновременно — хрупкости ее. Двойствен­ность портретной концепции вызывает тревожное чувство, же­лание разгадать загадку «французской Джоконды», как на­зывают портрет мадемуазель Ривьер.

Энгр мучительно ощущал трудность той двойной задачи, которую он ставил перед собой: сквозь черты изображаемых лиц прозреть идеальный прообраз, сохранив сходство и пере­дав индивидуальность. «Женский портрет! Нет на свете ничего более трудного, это невыполнимо», — жаловался художник. И вместе с тем всю свою жизнь Энгр писал блистательные жен­ские портреты: «Прекрасная Зели» (1806), Мари Маркоз (1814), графиня Луиза д'Оссонвиль (1845), баронесса Рот­шильд (1848), Инее Муатессье (1856) и другие царицы аристо­кратических и буржуазных салонов увековечены кистью по­следнего олимпийца 19 века.

Написанный в Риме «Портрет госпожи Девбсэ» (1807, Шантильи, Музей Конде) более, чем все другие произведения Энгра на современный сюжет выдает его постоянное стремле­ние к идеалу. Прекрасная возлюбленная французского послан­ника при папском дворе изображена в простом и благород­ном черном платье. Как драгоценное изваяние» выделяется на фоне глубоких золотисто-коричневых и красноватых тонов голова на точеной шее. Формат картины прямоугольный, но плавно завершенный силуэт и круглящиеся линии придают ей вид тондо. Портрет заставляет вспомнить лучшие создания Рафаэля — не внешним сходством, но чувством гармонии и любви к идеалу. Однако» будучи сыном своего века Энгр едва заметно нарушает гармонию, даже допускает анатомическую неправильность: чересчур длинная шея, отсутствие видимых суставных сочленений, кажущаяся бескостность модели вы­дают диктат высшего закона, которому подчинил свое твор­чество Энгр.

Художника часто обвиняли в погрешностях против анато­мии. Большинство произведений, где присутствовала обна­женная натура, подвергались строгому разбору со стороны критиков. «Купальщица Вальпенсон» (1808» Париж» Лувр) с ее мягким, как бы стекающим силуэтом «Юпитер и Фети­да» (1811, Экс-ан-Прованс, Музей Гране), где изумительная по красоте женская фигура распластана на плоскости подобно орнаментальному арабеску, знаменитая «Большая одалис­ка» (1814» Париж» Лувр)» у которой насчитывали на три по­звонка больше анатомической нормы» — все эти произведения вызывали недоумение с точки зрения законов академического рисунка. Завершением этого направления поисков абстракт­ной гармонии стало одно из последних значительных произ­ведений Энгра — «Турецкая баня» (1862» Париж» Лувр). В сравнительно небольшом пространстве двадцать пять об­наженных женских тел, прихотливо изгибаясь» образуют безу­пречную «симфонию линий».

Внешние события жизни Энгра складывались в биографию благополучного и преуспевающего художника. Плодотворно работавший при всех режимах, Энгр дважды писал Наполео­на — Первым консулом (1804) и императором на троне (1806), выполнял заказы членов королевской фамилии, а позднее — Карла X» Луи-Филиппа» Наполеона III. Двадцать четыре го­да художник провел в Италии: с 1806 по 1820 год в Риме, до 1824 года во Флоренции, с 1835 по 1841 год вновь в Риме на посту директора Французской академии. Получивший в 1825 году звание академика и орден Почетного Легиона из рук самого Карла X, Энгр постоянно удостаивался почестей и на­град. В 1858 году галерея Уффици во Флоренции заказала ему автопортрет для коллекции портретов знаменитых ху­дожников всех школ и эпох.

Сам Энгр хотел видеть себя «хранителем добрых доктрин, а не новатором ». Постоянным объектом художественной по­лемики служили для Энгра произведения его главного со­перника — великого художника-романтика Эжена Делакруа. Противоположность их характеров выразилась в июльские дни революции 1830 года, когда оба художника охраняли со­кровища Лувра во время уличных боев в Париже. Делакруа находился возле любимого им Рубенса, Энгр — у полотен сво­его кумира Рафаэля. Но и Энгр испытал воздействие роман­тизма. Проницательный современник назвал Энгра «китай­ским художником, заблудившимся в развалинах Афин» (Теофиль Сильвестр). Метафора оказалась удивительно точной: причудливые извилистые линии, отсутствие теней, пряный колорит придают даже самым классическим сюжетам худож­ника экзотический привкус Востока. Сочетание чувственности и холодной отстраненности в искусстве Энгра вносит тот не­классический диссонанс, который выдает его безусловную принадлежность 19 столетию. Неудивительно, что искусством Энгра восхищались будущие импрессионисты Эдгар Дега и Огюст Ренуар; его творчество высоко ценили и крупнейшие мастера 20 века — Пабло Пикассо и Анри Матисс.

 

Е.ГОРДОН

Галерея картин Энгра

Комментарии пользователей Facebook и ВКонтакте. Выскажи мнение.

↓↓ Ниже смотрите на тематическое сходство (Похожие материалы) ↓↓
 
Понравилось? Можно легко и быстро поделиться материалом с друзьями в полюбившихся сервисах:

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

 
 

Наше сообщество на Фейсбуке. Присоединяйтесь!

 

Дизайн интерьера

Декорирование интерьера

Помощь/добавить

knopka_add1
knopka_add2
knopka_add3
продажа картин

Современные художники: жанры, стили, направления

Артконтекст в интернете

Artcontext на Facebook
Artcontext на Google+

—————————————

artcontext.info

Поддержите проект, разместив у себя на сайте нашу кнопочку:
  <a href="http://www.artcontext.info"><img title="artcontext.info" alt="artcontext.info" src= "http://www.artcontext.info/images/stories/kn.jpg" /></a>

или добавьте ваш сайт в каталог арт-ресурсов!

—————————————

Рейтинги, топы

Rambler's Top100 Arts.In.UA
 

Картины современных художников

 

Яндекс.Метрика