Регистрация/Вход


Быстро и удобно!

Персоны онлайн

Никакой

Gogle Translate

English French German Italian Portuguese Russian Spanish

Поиск по сайту

Главная Сообщения художников Сообщения художников Игра образов Владимира Семеренко
 
 
 
 
 

Игра образов Владимира Семеренко

Павел Ин Автор:
Павел Ин


Рейтинг пользователей: / 8
ХудшийЛучший 
Информация художников - Сообщения художников
22.03.2011 10:24

У меня есть маленький словарик A Book of Russian Idioms Illustrated (Русские фразеологизмы в картинках) с, как следует из названия, забавными картинками: художник В.Тильман нарисовал многие идиомы буквально, например, оборот «глаза разбегаются» выглядит как лицо, на котором разбегаются в разные стороны глаза на ножках, обутые в башмаки. Рядом – картинка с идиомой в переносном смысле (в магазине – глаза разбегаются!). Так вот, очарование словарика главным образом и заключается в буквальных рисунках. Привычный мир слов начинает балансировать на канате игры смысла буквального и переносного, а ты чувствуешь себя жонглером (в старинном, гораздо более насыщенном смысле слова) над бездной открывшихся внезапно неожиданных значений и перекличек давно знакомых оборотов.

Игра слов, наслаждение от магического возникновения третьего слоя при столкновении двух привычных, данных в неожиданном ракурсе, - одна из моих любимейших забав. Именно поэтому встреча с творчеством Владимира Николаевича Семеренко произвела на меня такое сильное впечатление. Будучи достаточно искушенной в вербальной игре слов, я сполна оценила умение В.Н. дать пластическую игру образов (тавтология умышленна!). Умение ухватить суть, передать в лаконичных линиях квинтэссенцию предмета или события роднит его работы с жанром плаката, с лапидарностью, но без назидательности последнего. Легкая, шутливая, но по существу очень глубокая и вдумчивая манера подавать знакомые образы в непривычном, парадоксальном виде идет, по всей вероятности, от того, что Семеренко начинал как карикатурист. И в некоторых его рисунках привкус карикатуры чувствуется до сих пор, но таких работ немного.

Подавляющее же большинство работ Владимира Николаевича относится к иному жанру, определить который непросто… Сам автор называет его то реализмом, то сюрреализмом, а то фигуративом, символизмом или импрессионизмом. В отношении каждой отдельно взятой работы оно, может, и верно. Но как определить все произведения, отмеченные этой игрой? Метаморфозы? Трансфигурация?

К огромному сожалению, все работы художника рассмотреть в одной статье, да еще предназначенной для сайта, невозможно. Придется ввести самоограничение и уделить внимание в  первую очередь именно таким метаморфозам.

Возьмем, например, серию «Биллиард», сделанную профессионалом вдвойне, поскольку Семеренко еще и знаток этой старинной благородной игры. Вот «Из серии "Биллиард"»,  одна из самых неожиданных работ серии. В картине (рисунком назвать рука не поднимается!) два пространства, плавно и незаметно переходящих друг в друга: биллиардная и арена цирка. Императив горизонтали биллиарда и императив вертикали жонглера соединены в одном пространстве родства движения шаров. Как в биллиарде, так и в жонглировании шары имеют обыкновение падать вниз…К сожалению, работа без названия, а какие точные названия дает автор, когда хочет! Взять хотя бы входящую в ту же серию «Казанскую ЛУЗАйку»!.. Семеренко 

Как отлично обыгран Казанский собор, слабая реплика собора св.Петра! Этот – назову его «Жонглер» - на мой взгляд, лучшая, во всяком случае, самая глубокая, интересная пространственно в серии «Биллиард». бильярдОстальные работы более легки и забавны, к ним относится "Зеленый луг" ,  где биллиардный стол отлично обыгран в пейзаже, а луза представлена в виде колодца.  «Из серии "Биллиард"»,  снова пейзаж, на этот раз зимний, и пара мужиков в тулупах играет в снежки – биллиард при помощи ручек метел. Уморительная балерина, своей ногой забивающей шар, «Из серии "Биллиард"», естественным образом смыкается с серией «Театр» (у автора не всегда проводится деление по сериям, поэтому пришлось время от времени самовольно объединять работы).

Здесь многие предметы, объекты и события театрального обихода являются в непривычном виде. Чего стоит «Хореограф»!..  Надо же было суметь представить изящную даму или англизированного балетмейстера в виде ражего мужика с кнутом! И, между прочим, совершенно точно – именно такие они и есть – то есть дана сущность балета, жанра тяжелого как физически, так и психологически. А вот «Перед выходом» – шутка-виньетка: балерина срочно дошнуривает пуанты, изящно свесив верхнюю ногу. Старая и добрая «Суфлерская будка»  нарисована  пухлой дамой – или же младенцем в чепчике, такое прочтение мне нравится больше. Можно сказать, что мы присутствуем при рождении театра, причем совершенно неважно, какого века – работа, без всяких лишних реалий, одним лишь обобщением (причем детали, присущей далеко не всем театрам всех времен и народов) дает момент рождения этого вида искусства.

Театральность Семеренко играет почти в каждой работе!

Кстати, среди причин моей страсти к творчеству Владимира Николаевича нужно назвать еще одну, пожалуй, самую главную: я всю жизнь люблю пантомиму и считаю ее главным жанром театра. Точнее, ту пантомиму, которая получила название «голый мим на голой сцене», когда, как следует из названия, на сцене нет ничего, кроме человека в трико. Такой мим-демиург все творит сам: захочет – сцена превратится в океан или луг с цветочками, захочет – на сцене наступит абсолютная, как нуль, темнота, хотя осветитель вовсе не выключал софиты, рампу, «пушки»… Конечно, практически все работы Семеренко могут быть отнесены в этот раздел, тем не менее тут речь пойдет о серии рисунков, отличительным признаком которых является такой пантомимный принцип, как отсутствие фона - то есть декораций. На белом листе или на весьма условно раскрашенном, с чуть намеченными контурами, иными словами, до появления мира здания, сами по себе существуют изящные как Театри и лаконичные как иероглиф рисунки.  «Рыбка моя».  Рыбка – моя! – волен закричать каждый из рыбаков, своими действиями – воздействиями – творящих пейзаж женщины или портрет пространства. В этих набросках прием «голый мим на голой сцене» проводится наиболее полно и последовательно. Второй отличительный признак этих рисунков – опять-таки чисто пантомимный - это изменение пространства при помощи  добавления знаковой детали обстановки или включением (выключением) того или иного технического элемента.  Очень примитивный, за неимением места, пример: мим делает «волну» - мы в море, «птицу» - летим сами!  На этом принципе обыгрывания пространства – точнее, целых двух одновременно - построена и «Игра в бильярд»  , где вратарь в прыжке берет биллиардный мяч, а ворота-луза находится ниже уровня поля, так что прыгать, собственно, и не обязательно, вот это сочетание и вызывает смех! Этот рисунок напомнил мне работы незабвенного Вагрича Бахчаняна, например, его Олимпийские игры с огнем (в сетке есть его работы, но во избежание конфликта с авторскими правами не могу цитировать пластически): охотник в кустах целится в летающего лыжника.

Много рисунков художника основано на неожиданном сходстве совершенно разных предметов. Так, «Ходячий саксофон» являет нам сочетание гуся и саксофона, причем не только пластически, поскольку издаваемые обоими звуки где-то схожи… Интересно, что это не просто рисунок, а иллюстрация к книге Ирины Семеренко « "Забавные птицы и насекомые"», очень необычной  детской книжке, где стихи автора гармонично сочетаются с рисунками соавтора.

Согласно словарям,  понятие «метаморфоза» означает превращение, преобразование чего-либо. То есть неожиданных  превращений одного в другое может и вовсе не быть. Однако работы Семеренко, которым посвящена эта статья, отличаются именно неожиданностью, парадоксальностью столкновения объектов. Причем как в смешную сторону, так и в серьезную. Например, «Самоуничтожение»   не вызывает смеха – что забавного в таком состоянии души? Постоянное, вечное, как Сизифов труд, самовырывание – по кругу, а дерево все растет, а человек все старается вырвать корень, а дерево все растет… На первый взгляд, смешной кажется работа «На поводке , однако боязнь отпустить свою Тень – самого себя, отпечаток своей личности, не отбрасывать своей Тени – может быть прочитана как боязнь самовыражения, тем более,  что Тень упорно рвется вперед – вправо -  и что «теневладелец» изображен в виде этакого классического чиновника, застегнутого на все пуговицы. «Превращение»  заставляет сильно задуматься, в каком мире находится зритель – то ли в воде, то ли на земле, настолько естественно, грациозно, без малейшего усилия и насилия над натурой происходит переход грозди винограда в пузырьки воздуха – а, может, наоборот? В этой работе есть фон, достаточно условно намеченный, но даже и он не нужен, можно было сделать рисунок просто черно-белым, на фоне белого листа, настолько тут полно использован прием «голый мим на голой сцене»!

Рассматривая «Лошадь, пасущуюся у воды», проходишь три стадии. Сначала – ну пасется себе и отражается, что тут такого? Потом – ой, да отражение же перевернуто, то есть лошадь перевернута!.. И еще потом начинаешь  искать вторую лошадь – ту, которая отразилась, либо же ту, которая пасется. То есть разум упорно делает попытки привязать к нормальной лошади нормальное же отражение. Попытки остаются втуне. Лошадь упорно отражается перевернуто! Снова мы на грани двух пространств – и какое из них реально?

И, пожалуй, самая интересная из серий метаморфоз – «Одна линия». В работах Семеренко, представленных на конкурс, объявленный Render’ом, нет столь ошеломительных трансфигураций, все очень строго, линейно и просто – в высшем смысле этого слова. Вот «Каллиграф» , причем удачно именно первое – титульное – изображение, с полным названием «Римский-КорсаковПолетшмеля» (написано правильно!). Работа играет именно в этом  варианте:  как одной вьющейся линией идет мелодия, так одной вьющейся непрерывной линией идет название-рисунок, и в конце его точкой – финалом – сам шмель. Из других работ этой серии нельзя не отметить «Сквозь игольное ушко». То ли верблюд превращается в иглу, то ли игла – в верблюда. Но точно знаю -  такой верблюд точно войдет, ибо он сам формирует пространство!

Термин «метаморфоза» определен четко: происходит изменение в пределах одного вида, то есть из гусеницы вылупливается – через стадию куколки - бабочка.  Только вот у Владимира Семеренко из гусеницы вполне может вылупиться на зрителя, скажем, корова, и хорошо еще, если не инверсная…

Мария Трофимова,

член Союза театральных деятелей (ВТО) РФ.

 

ПОСМОТРЕТЬ ГАЛЕРЕЮ РАБОТ ВЛАДИМИРА СЕМЕРЕНКО

↓↓ Ниже смотрите на тематическое сходство (Похожие материалы) ↓↓
 
Понравилось? Можно легко и быстро поделиться материалом с друзьями в полюбившихся сервисах:

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

 
 

Наше сообщество на Фейсбуке. Присоединяйтесь!

 

Дизайн интерьера

Декорирование интерьера

Помощь/добавить

knopka_add1
knopka_add2
knopka_add3
продажа картин

Современные художники: жанры, стили, направления

Артконтекст в интернете

Artcontext на Facebook
Artcontext на Google+

—————————————

artcontext.info

Поддержите проект, разместив у себя на сайте нашу кнопочку:
  <a href="http://www.artcontext.info"><img title="artcontext.info" alt="artcontext.info" src= "http://www.artcontext.info/images/stories/kn.jpg" /></a>

или добавьте ваш сайт в каталог арт-ресурсов!

—————————————

Рейтинги, топы

Rambler's Top100 Arts.In.UA
 

Картины современных художников

 

Яндекс.Метрика